[три] лекции по цветоведению - страница 2
.RU

[три] лекции по цветоведению - страница 2


^ «ЦВЕТ» В НАУЧНОМ ПОНИМАНИИ

Цвет в том понимании, какое будет сейчас изложено, есть самое основное понятие цветоведения, а потому чрезвычайно важно возможно лучше усвоить точное его значение, тем более, что оно не совпадает в полной мере ни с одним из тех разнообразных значений, какое имеет слово «цвет» в разговорной речи.

Тот объективный смысл, который чаще всего вкладывается в слово «цвет» в разговорной речи, а именно – «цвет – окраска», – не может быть положен в основу научного изложения, так как окраску предметов мы узнаем только при сопоставлении многих разных объектов, т. е. при действии на глаз той или иной комбинации разных излучений, а простейшим элементом в науке является действие на нервные окончания глаза отдельного излучения.

Целый ряд «теорий цвета» строился исходя из понятия окраски (эти авторы, не отдавая в том отчета, понимали под цветом, в первую очередь, окраску). Теории эти пленили тех, кто был мало знаком с научными данными, своей наглядностью, но ни одна из них, естественно, не могла удержаться, запутываясь в противоречии. Лет 20 назад особенно прославилась теория немецкого химика Оствальда. Однако уже ко времени войны ее ошибочность признали даже немцы (несмотря на большое желание гитлеровцев прославить Оствальда, известного своим шовинизмом во время первой мировой войны). Я упоминаю о ней еще и потому, что вы можете как-нибудь с ней столкнуться.

Так как глаз реагирует только на свет, то цвет в научном смысле слова есть свойство излучения, а какое именно – подлежит выяснению. Обращу первым долгом ваше внимание на один вопрос, в котором иногда делают ошибку. Приведу пример. Недавно мне сказали: «Глаз пчел, как показали некоторые опыты, не чувствителен к красным лучам спектра, почему же они легко находят цветы красного мака?» Это – нелепый вопрос. Предмет, который отражает только свет, не действующий на глаз, не будет невидимым; он будет черным. Если глаз пчел действительно нечувствителен к красным лучам спектра, которые главным образом отражает мак, то это нисколько не мешает им видеть мак на фоне травы, которая отражает свет, действующий на глаз пчелы подобно тому, как мы прекрасно видим черные предметы на нечерном фоне. Этот пример приведен мною для того, чтобы вы поняли, что видеть – значит различать. Тогда вам станет ясной постановка вопроса, с которого начинается научное цветоведение:

«^ Излучения какого спектрального состава глаз способен различать друг от друга?»

Повторю, кстати, уже сказанное ранее, но с тем, чтобы теперь вы обратили внимание на формулировку: «^ Всё, что мы видим (т. е. различаем), мы видим в той мере, в какой мере способны различать друг от друга излучения разного спектрального состава – или всё, что мы видим, сводится, в конце концов, к тому, что излучения разного спектрального состава по-разному действуют на светочувствительные окончания зрительного нерва» (см. выше стр. 5).

Такая постановка вопроса особенно важна потому, что далеко не всякие излучения, даже очень сильно различающиеся по спектральному составу, различимы глазом. Один пример этого должен быть вам известен из школьного курса физики. Как известно, смешав в определенном соотношении свет всего только двух длин волн (так называемых дополнительных), например, синий и желтый, красный и зеленовато-голубой и т. п., можно получить свет, неотличимый от белого дневного (например, осветив тем и другим два одинаковых белых экрана).1

Спектральные составы излучений будут совершенно различными (один, состоящий только из двух длин волн, а другой – из всех длин волн видимого спектра), а для глаз они неотличимы.

Это только очень частный случай. В действительности, почти для любого излучения можно подобрать бесчисленное множество других совсем иного спектрального состава, которые, несмотря на это, будут от него неотличимы для глаза.

Но это не значит, что глаз вообще мало чувствителен к изменениям спектрального состава света. Наоборот, во многих случаях глаз отчетливо замечает очень незначительные различия в спектральном составе, которые можно обнаружить только очень чувствительными приборами. Это, конечно, связано с тем, что назначение глаза в жизни вовсе не в том, чтобы определять спектральный состав света.

Эта особенность работы глаза ставит в качестве одной из самых основных задач цветоведения установить, каковы особенности спектрального состава света, которые глаз различает, а какие нет.

Эту задачу можно себе представить так: сравнивая между собой излучения разного спектрального состава, будем разделять их на группы, как бы раскладывая по ящикам, относя к одной и той же группе те излучения, которые для глаза неразличимы, и к разным группам те, которые глаз может отличить друг от друга совершенно независимо от того, в чем заключается это различие и кажется ли оно большим или малым.

Очень важным является то, что, как показывает опыт, излучения одной и той же группы оказываются неотличимыми глазом в самых различных условиях наблюдения. Это легко понять.

Излучения одной группы, как это будет видно из дальнейшего, есть все основания считать теми, которые вызывают тождественное фотохимическое действие на светочувствительные вещества глаза, подобно тем излучениям различного спектрального состава, которые вызывают одинаковое почернение на одной и той же фотопластинке.

Поскольку излучения одной и той же группы глазом неразличимы, их естественно называть излучениями одинакового цвета, и они действительно в самых различных условиях наблюдения, одинаковых для того и другого, будут вызывать одинаковые ощущения. Однако это совсем не значит, что в любых условиях наблюдения это ощущение будет тем же самым. В разных условиях наблюдения ощущение может измениться; например, всякий знает, что лист бумаги, освещенный электрической лампой вечером, кажется белым, а при господствующем дневном свете – желтым. Но при изменении условий наблюдения ощущения, вызываемые излучениями той же группы, изменяются одинаково; излучения остаются неразличимыми между собой.

В порядке образного сравнения можно привести в пример фотопластинку. Если два излучения разного спектрального состава действуют на данную пластинку одинаково, то после проявления мы получим для того или для другого одну и ту же плотность негатива, хотя бы ее проявили иначе, например, − дольше. Плотность была бы иной, но опять-таки одинаковой для обоих.

Подобно этому даже в точности то же самое излучение в разных условиях наблюдения может выглядеть по-разному, но излучения одной и той же группы будут при этом оставаться неразличимыми.

Видеть – значит различать, поэтому в научном цветоведении такое значение имеет вопрос о том, какие излучения различимы, т. е. как распределяются разные спектральные составы по указанным выше группам. С этим связано и определение основного понятия в цветоведении – цвета в научном смысле этого термина.

^ Цветом в научном смысле слова называется свойство спектрального состава излучений, которое является общим для излучений неотличимых для глаза друг от друга.

Прибегая к нашему образному сравнению с фотографической пластинкой, цветовое ощущение можно сравнить с получаемой негативной плотностью, а цвет в научном смысле – с фотографически активной энергией (актиничностью) излучения. Цвет, – это как бы «активность» излучения по отношению к глазу.

Во всём дальнейшем изложении мы будем употреблять слово «цвет» только в этом научном смысле, какое ему дано в приведенном определении.

Понятие цвета в научном смысле слова есть объективное физическое понятие, так как полностью определяется спектральным составом излучения. Всё же может возникнуть сомнение: как это может быть, когда это понятие явно связано со свойствами человеческого глаза.

Это можно понять так. Если бы глаз был способен различать любые излучения различного спектрального состава, то он тем самым давал бы нам полные сведения о спектральном составе света. Этого он выполнить не может, но он позволяет нам указать ту группу спектральных составов, одним из которых является данный. Это неполное, но всё же совершенно объективные данные о спектральном составе излучения. Путем экспериментов можно найти в математической форме (мы ее укажем впоследствии), каким условиям должен удовлетворять спектральный состав излучения, чтобы они были неотличимы для глаза. Эта математическая форма дает совершенно объективную характеристику того, чтό такое цвет в научном смысле слова. Чисто объективными методами (такие приборы существуют) можно всегда установить, одинаковы ли излучения по цвету или нет (по цвету в научном смысле). С этой точки зрения мы имеем полное право считать цвет объективной физической характеристикой излучений.

Однако мы должны заметить, что цвет с точки зрения физики – очень мало существенная характеристика излучений, так как почти во всех физических явлениях излучения, одинаковые по цвету, но сильно различающиеся по спектральному составу, ведут себя совсем по-разному, и наоборот, излучения, различные по цвету, но не очень сильно различающиеся по составу, будут вести себя значительно более сходно.

С точки зрения физики цвет – хотя и объективная, но очень неполная и несущественная характеристика излучения.

Совсем иначе обстоит дело, когда мы занимаемся вопросами зрения человека. В этом случае нам нет надобности знать полностью спектральный состав излучения, действующего на глаз, а достаточно знать только его цвет, т. е. знать только ту группу спектральных составов, к которой данное излучение принадлежит, так как все излучения той же группы эквивалентны по действию на глаз.

Таким образом, когда дело идет о зрении, цветовая характеристика излучения не только существенна, но и представляет собой всё, что требуется знать о спектральном составе излучения. Эта характеристика излучения важна, например, для репродукционных процессов, так как в этих случаях мы должны с помощью того или иного процесса получить нужное действие света на глаз.

Цвет в научном смысле слова, как уже сказано, не следует путать с понятием цветового ощущения. По сути, нам даже неважно, какое именно цветовое ощущение вызывается тем или иным излучением, а важно только то, одинаковы ли они для тех или иных излучений или нет. Но слишком упирая на это, мы лишили бы излагаемое наглядности, а она необходима. Поэтому здесь должно заметить, что хотя цветовые ощущения и изменяются в зависимости от условий наблюдения, но в постоянных условиях излучениям определенной группы соответствует и определенное ощущение. Поэтому, указав эти условия, можно пользоваться для наглядности понятными каждому названиями цветов и давать наглядное представление о том, что излагается. Мы сможем пользоваться наглядными представлениями о цвете так же, как пользуются ими ботаник при описании растений, лакокрасочник при описании красок и т. п.

В заключение мы сможем сейчас набросать план курса.

Ближайшей задачей будет сообщить вам те закономерности, которым должны удовлетворять спектральные составы излучений, чтобы они были неразличимы по цвету, т. е. законы действия света на глаз, и, в порядке наглядности, указать, как в обычных условиях будут выглядеть излучения различного спектрального состава.

Далее мы несколько подробнее, чем в обычном курсе физики, остановимся на некоторых вопросах оптики, главным образом для того, чтобы иметь возможность разобрать физические явления в слое краски и при разных способах их смешения.

На основе уже рассмотренных законов действия света на глаз мы сможем исходя из физических явлений в слое краски, истолковать их цветовые результаты. Затем мы рассмотрим техническую задачу получения цветных изображений с помощью красок. В заключение же вернемся к тем сложным вопросам, с которых начали, т. е. к тому, как работает глаз в сложной обстановке окружающей нас действительности, но сможем сделать это уже на более высоком уровне, используя всё предыдущее, а главным образом, законы действия света на глаз.

ЛЕКЦИЯ 2


^ КАКИЕ БЫВАЮТ «ЦВЕТА»

Слово «цвета» поставлено здесь в кавычках, т. е. дело будет идти и о цвете в научном смысле, и о цветовых ощущениях, и об окрасках. Мы уже говорили, что если условия наблюдения вполне определенные, каждой групп излучений, неотличимых друг от друга, соответствует в этих условиях наблюдения определенное цветовое ощущение. Точно также, если указаны условия освещения, то предмету определенной окраски соответствует вполне определенный спектральный состав света, отражаемый предметом в данных условиях освещения, т.е. определенный в научном смысле слова. Поэтому вопросы о том, какие бывают цветовые ощущения, какие бывают различимые глазом окраски и какие различимые глазом излучения, тесно связаны друг с другом. Отвечая на один вопрос, мы в той или иной мере отвечаем и на два других. Поэтому в пределах данной темы мы иногда будем употреблять слово «цвет» в разговорном смысле, т. е. не будем сразу уточнять его смысла. Для отличия мы в таких случаях будем ставить слово «цвет» в кавычки. Затем мы, конечно, разберем и как его надлежит понимать в том или другом случае. Это тем более будет нужно, что общий обзор того, какие бывают «цвета», мы сделаем на основе привычных наглядных представлений о «цвете», в которых это понятие приобретает иногда разный смысл.

Этот обзор имеет и другую цель – договориться об определенной терминологии. Слова и выражения разговорного языка, употребляемые для описания отдельных конкретных «цветов», чрезвычайно разнообразны и часто бывают субъективными, а потому их трудно ввести в какую бы то ни было систему. При научном изложении, даже когда прибегают к наглядности, известная система описания «цветов» словами необходима. Ее-то мы и дадим одновременно с рассмотрением вопроса о том, какие бывают «цвета».

Наше рассмотрение поставленного вопроса, в общем, весьма близко будет к традиционному, какое можно найти почти во всех книгах по цветоведению, и оно, как и у других авторов, основывается на обычных наглядных представлениях о «цвете». Но дальнейшие объяснения будут не совсем обычны в связи с тем, что было сказано на первой лекции о происхождении наглядных представлений о цвете.


^ АХРОМАТИЧЕСКИЕ И ХРОМАТИЧЕСКИЕ «ЦВЕТА»

С точки зрения наглядных представлений все цвета разделяются на ахроматические («бесцветные») и хроматические («цветные»). К числу ахроматических относят белый и все серые от наиболее темных до самых светлых, близких к белому. Все прочие «цвета» называются хроматическими и отличаются от ахроматических наличием того или иного «цветного оттенка», который у строго ахроматических «цветов» полностью отсутствует. Строго ахроматическими считаются те оттенки серого, какие можно получить, помещая белую поверхность в более или менее густую тень. Примерно тот же результат получится, если покрывать белую поверхность черной краской в большем или меньшем разведении, или смешивать черную краску с белилами.

Ахроматические, т. е. серые «цвета» отличаются друг от друга «светлотой» и по этому признаку могут быть расположены в ряд, называемый «ахроматическим рядом». Он начинается с самых темных серых и заканчивается белым. Так как обычно ни идеально черного, ни идеально белого мы не имеем, то наиболее темный серый называют черным, а наиболее светлый серый – белым.

Таковы ахроматические «цвета» согласно обычным наглядным представлениям, которые являются, как мы уже говорили, представлениями об окрасках. Таким образом, описанный ряд является рядом ахроматических окрасок. С объективно физической точки зрения белая окраска характеризуется отражением всего падающего света без поглощения. Это возможно только при отсутствии светопоглощающего вещества, т. е. краски. Отсюда и название «ахроматический» от греческих слов χρομα (цвет, краска) и α – отрицание «без» («бесцветный», «бескрасочный»). Серые «цвета» – это те, которые мы видим на белых предметах, когда на них падает больше или меньше света, откуда и название «светлота».

Тот же самый результат с точки зрения количества отраженного света получается, если уменьшить не количество падающего света, а взять предмет, который отражает свет не полностью, но равномерно для всех длин волн. Например, это можно получить, смешивая белила с черной краской.2 Такие предметы будут серыми по окраске.

Белая окраска есть окраска максимальной возможной светлоты, поэтому ахроматический ряд окрасок заканчивается белым. Однако если мы будем рассматривать тот же ахроматический ряд с точки зрения количества света, попадающего в глаз, то возрастание светлоты от черного до белого нет оснований заканчивать этим белым, т. к. количество света, действующего на глаз, можно увеличивать без изменения его относительного спектрального состава сколь угодно, используя источники света.

Если ахроматический ряд окрасок заканчивается белым, то для излучений, т. е. для цветов в научном смысле, этот ряд не может быть ограничен, поскольку яркость света в принципе может быть какая угодно. С субъективной точки зрения эти излучения более яркие, чем отражаемые белой поверхностью, оцениваются как источники света или как светящиеся тела.

Строго говоря, глаз не способен различать, испускает ли тело свет или только отражает его. Если же в жизни мы их практически различаем, то только по сравнению с окружающим. Отличительным признаком является то, что обычно даже самый слабый источник света посылает в глаз много больше света, чем любой предмет, отражающий свет. Доказательством сказанного могут служить Луна и планеты, хотя это тела несветящиеся, но на ночном небе они кажутся светящимися. Кстати сказать, Луна, хотя и не испускает свет, но в ночное время действительно практически служит источником освещения.

Поскольку источники света (действительные или только кажущиеся таковыми) гораздо ярче даже идеально белой отражающей поверхности, они всегда кажутся белыми и принципиально не могут быть серыми, так как если бы они показались серыми (т. е. темнее белой поверхности), то мы первым долгом перестали бы видеть в них источники света. Поверхность Луны, как установлено астрономами, очень сильно поглощает свет, т. е. является очень темной серой по окраске, однако, поскольку ночью она кажется светящейся, в этих условиях она кажется белой.

Хотя источники света могут быть только белыми, но мы их различаем по яркости (подобно тому, как серые различаем по светлоте). С объективной точки зрения светлота и яркость одно и то же, т. к. светлота серой окраски определяется яркостью отражаемого света.

Привычное в жизни разделение ахроматического ряда на серые окраски разной светлоты и на белые источники разной яркости, является случайным с научной точки зрения, зависящим от всей обстановки, в какой протекают наблюдения. Это разделение полностью связано с привычкой в жизни различать предметы светящиеся от тех, которые только отражают свет. Начиная с какой-то яркости ахроматическое излучение будет казаться белым, а предмет – светящимся. Какова эта пограничная яркость, зависит исключительно от условий наблюдения.


^ ХРОМАТИЧЕСКИЕ ЦВЕТА, ЦВЕТОВОЙ ТОН, НАСЫЩЕННОСТЬ

С точки зрения объективной оценки все «цвета», не являющиеся ахроматическими, принадлежат к числу хроматических и отличаются от белого и серых наличием того или иного «цветового» оттенка, который может быть разным «качественно», т. е. может быть красным, желтым, зеленым, синим и т. п., и «количественно», т. е. тот или иной «цветной» оттенок может быть либо выражен сильно, например: красный цвет мака, либо слабее: бледно-розовый – близкий к белому, или слегка красноватый серый, близкий к серому. Качество этого «цветного» оттенка принято называть «цветовым тоном», а то, насколько сильно выражен цветовой тон, – «насыщенностью». Чем сильнее выражен цветовой тон, т. е. чем сильнее отличается данный «цвет» от любого из ахроматических, тем больше насыщенность цвета. Например, цвет мака – насыщенный красный, а бледно-розовый или красновато-серый цвета являются малонасыщенными цветами.

При разведении краски «цвет» приближается к белому, т. е. становится менее насыщенным. Точно так же предмет, покрытый пылью, становится близким к серому, т. е. его «цвет» также становится менее насыщенным, но только во втором случае он будет более темным, чем в первом.

На примере малонасыщенных «цветов» особенно ясно видно, что кроме цветового тона и насыщенности, хроматические «цвета» могут различаться еще и по светлоте, подобно «цветам» ахроматическим. Так, например, бледно-розовый (немного красноватый белый) и немного красноватый серый сильно различаются по светлоте, хотя оба красные по цветовому тону и оба малонасыщенные.

Хотя «цвета» разных цветовых тонов могут сильно различаться по тону, например, красный и синий, зеленый и желтый, но между ними всегда имеются промежуточные цветовые тоны, образующие непрерывный переход от одного цветового тона к другому. Это лучше всего проследить на очень насыщенных «цветах», у которых цветовой тон выражен особенно сильно.

Примером «цветов» различных цветовых тонов могут служить «цвета», получаемые попарными смешениями трех красок, применяемыми в красочных репродукционных процессах.

Наиболее выгодными для этой цели являются краски: зеленовато-голубая (сине-зеленая), желтая и пурпурная (т. е. малиново-красная).

Первая из них, взятая в достаточно большой концентрации, дает насыщенный синевато-зеленый или голубой «цвет». Если к ней прибавлять желтую краску, постепенно увеличивая ее количество с оставлением максимального количества голубой, «цвет» смеси будет постепенно изменяться от голубого через всё более и более зеленоватые голубые или синевато-зеленые до зеленого, который получится, когда концентрация желтой краски достигнет известного предела.

Если теперь начать уменьшать количество голубой краски в смеси, оставляя количество желтой максимальным, то «цвет» будет изменяться далее от зеленого до желтого, когда количество голубого красителя уменьшается до нуля.

Прибавляя к максимальному количеству желтой краски пурпурную и постепенно увеличивая ее количество, мы перейдем от желтого через оранжевый до красного или оранжево-красного (это зависит от исходных красок), который соответствует смеси желтой и пурпурной красок в максимальных количествах.

Уменьшая количество желтой, получим переход от оранжево-красного («теплого красного», как говорят иногда художники или полиграфисты) до пурпурного или малиново-красного («холодного» красного).

Наконец, прибавляя к пурпурной голубую, получим переход от пурпурного через фиолетовый до фиолетово-синего (цвет ультрамарина), а уменьшая количество пурпурной краски, перейдем от фиолетово-синего к голубому, с которого начали.

Во всем описанном процессе цветовой тон изменялся постепенно путем незаметных переходов, и мы таким путем обошли все цветовые тона как бы по замкнутому кругу. Такие цветные шкалы, в которых образцы располагают чаще всего по кругу в порядке изменения цветового тона, очень распространены и называются «цветовым кругом». Обычно для большей наглядности при изготовлении цветового круга берут очень насыщенные цвета, применяя не три, а больше различных красок, так как некоторые, например, оранжевые, получаются при смешении пурпурной и желтой красок менее насыщенные, чем если использовать специальную оранжевую краску, но это не меняет существа дела.

Кроме того, чтобы получить цветовой круг, не обязательно брать образцы максимальной насыщенности. Можно составить круг с примерно той же последовательностью цветовых тонов и из образцов малой насыщенности или светлых, или темных. Такие цветовые круги можно найти в разных цветовых атласах (атласах цветовых выкрасок). У нас в СССР такой атлас составляется Е.Б. Рабкиным (первые образцы уже сделаны).3 Из иностранных известны немецкие атласы Оствальда и Боумана, а также американский атлас Мензелла. В этих атласах особенно хорошо можно видеть изменение «цветов» по цветовому тону, насыщенности и светлоте.

Для иллюстрации порядка постепенного изменения цветового тона может служить спектр, где цветовой тон изменяется вместе с длиной волны, однако в спектре последовательность цветовых тонов представляется не полностью. Она изменяется с фиолетового и заканчивается красным. В спектре отсутствуют цветовые тона между красным и фиолетовым, которые принято называть «пурпурными».

Для цветов спектра удобно обозначать различные цветовые тона по длине волны соответствующего монохроматического излучения. Это часто стараются распространить вообще на все цвета, о чем мы еще скажем дальше. Однако уже здесь подчеркну, что для излучений сложного спектрального состава нет ни оснований, ни возможности связывать их цветовой тон с какой-либо длиной волны иначе как чисто искусственным приемом, имеющим очень мало отношения к действительному спектральному составу излучения.

Вместо того, чтобы характеризовать различные «цвета» с помощью цветового тона, насыщенности и светлоты, можно это делать многими иными способами. Важно, что для полного указания «цвета» необходимы всегда три независимые характеристики. Этот известный факт «трехмерности цветового многообразия» впервые, по-видимому, отмечен в мировой науке Ломоносовым. (Это обычно приписывали английскому ученому Юнгу, но его работа была позднее, и соответствующая статья Ломоносова приведена им в библиографическом списке, так что была известна Юнгу.)

Из других способов наглядного описания «цвета» представляет интерес способ Оствальда (хотя построенная на этом теория ошибочна). Оствальд вместо насыщенности и светлоты применяет выражения «примесь белого» и «примесь черного», совершенно ясно выдавая их происхождение от приемов получения различных окрасок с помощью красящих веществ.

По Оставальду все «цвета» (на самом деле только выкраски, да и то, строго говоря, не все) можно получить, смешивая ту или иную «цветную» краску с белой и черной в различных процентных соотношениях. Поэтому при отсутствии как «примеси белого», так и «примеси черного» остается «чистый цветовой», или, как их называл Оствальд, – «полноценный».

Практически этот «полноценный» соответствует примерно тому, что мастера полиграфисты иногда называют «цвет краски в полную силу». Это «цвета» (точнее, окраски), обладающие большой насыщенностью и, в то же время, не слишком темные. Более точный смысл этого выражения мы выясним впоследствии. Характеристика «цветов» (опять-таки только в смысле окрасок) с помощью «примеси белого» и «примеси черного», несомненно, очень наглядна, вероятно, по той причине, что совершенно откровенно ссылается на наш опыт получения различных окрасок смешением красящих веществ.

При смешивании «цветной» краски с белой одновременно увеличивается светлота и уменьшается насыщенность. При добавлении черной уменьшается светлота. Происходящие в этих случаях изменения «цвета» (точнее, окраски) вам, конечно, известны. Примесь «белого» и примесь «черного» можно всегда выразить через изменения светлоты и насыщенности.

То, что до сих пор говорилось о хроматических «цветах», как легко видеть, в основном относится к различным окраскам, за исключением сказанного о «цветах» спектра. Так же, как и в случае ахроматических «цветов», этим не исчерпываются ни цветовые ощущения, ни цвета излучений.

Для несветящихся тел при дневном освещении, принимаемых за белые, «цветная» окраска получается только за счет поглощения телом той или иной части спектра, поэтому «цветные» предметы всегда темнее белых. Более того, очень насыщенные «цвета» не могут быть такими светлыми, какими бывают наиболее светлые из малонасыщенных. Например, насыщенный красный темнее бледно-розового, насыщенный синий или фиолетовый темнее бледно-голубого или бледно лилового. Это не значит, что понятия насыщенности и светлоты обязательно связаны, так как малонасыщенные могут быть не только близкими к белому, но и близкими к серым до наиболее темных включительно.

Уже для ахроматических окрасок, как мы видели, имеется предел светлоты в виде белой краски. Такой же предел есть и для остальных окрасок, причем для более насыщенных наибольшая возможная светлота тем меньше, чем больше насыщенность.

Но всё это справедливо, пока только дело идет о несветящихся предметах. Для источников света такой границы в принципе нет, если не считать, что при очень больших яркостях излучений нормальное функционирование глаза нарушается. Так, например, цветные огни, светящиеся рекламы, огни светофоров или сигнальных ракет (вспомните салюты) могут казаться очень насыщенными красными, синими, зелеными при весьма значительной яркости.

Однако, как только количество света, идущее от предметов, превышает предел, какой в данных условиях освещения возможен для предметов несветящихся, мы считаем его источником света.

Подобно тому, как не бывает серых источников света, для источников невозможны многие «цвета», которые можно постоянно встречать у тел несветящихся. Это все те «цвета», которые в разговорном языке называют «грязными». С объективной точки зрения это предметы, имеющие повышенное поглощение по всему спектру. Они получаются, когда к какой-либо из красок примешивают черную (откуда и название «грязные»). Источники света испускают больше света, чем отражают предметы, наименее «грязные» по окраске (иначе мы не могли бы признать их за светящиеся), поэтому такие «цвета» невозможны для источников света, так же как серые. В качестве примера можно привести коричневые. Коричневых предметов сколько угодно, коричневых же светящихся тел нет и быть не может. Коричневые – это «грязные» оранжевые или красные, в чем не трудно убедиться, смешивая оранжевую краску с черной. Оранжевые источники света мы различаем как более или менее яркие, но коричневым источник света быть не может, пока узнаём в нем источник света. Так, если перед двумя одинаковыми лампами поставить перед одной оранжевое, а перед другой коричневое стекло, оба будут казаться оранжевыми, но одна более яркой, а другая более слабой. Другим примером может служить планета Марс. Ее поверхность покрыта темно-коричневыми почвами (вероятно, песками и глинами). Однако на небе Марс кажется оранжево-красной звездой. Наоборот, на картинах, сделанных светящимися красками, можно увидеть и коричневые и серые «цвета» на участках, светящихся относительно слабее.

Таким образом, мы видим, что хроматические окраски ограничены по светлоте и, как правило, тем больше, чем больше их насыщенность, что же касается излучений, т. е. цветов в научном смысле, то их яркость не имеет определенных границ, независимо от насыщенности. Цвета разной яркости, повторяем, мы всегда считаем разными цветами. В частности, оранжевые излучения разной яркости такие же разные цвета, какими мы считаем цвета оранжевых и коричневых предметов.

Примечание. Обычно в курсах цветоведения отмечая, что коричневые – это оранжевые малой яркости, придают изложению форму, прямо противоположную нашей, а именно, пишут, что коричневый и оранжевый представляют собой «тот же самый цвет» (то же пишется в отношении белого и серых).

Правильно как раз обратное, а именно: правильнее говорить, что оранжевые или белые излучения разной яркости являются разными цветами, как это показывают оранжевые и коричневые или белые и серые объекты. Правильность именно такого вывода основывается на том несомненном факте, что при непосредственном сравнении, например, при цветовых измерениях, уравнивание оранжевых или белых излучений различных яркостей «только по одной цветности», как известно, невозможно. В обычной жизненной обстановке для источников света это возможно только по той причине, что о «цвете» источников мы судим по виду разнообразно окрашенных предметов, освещенных этим источником, а это совсем иное дело.


^ ПРОСТРАНСТВЕННЫЙ ГРАФИК МНОГООБРАЗИЯ ЦВЕТОВ

Когда говорят о том, какие бывают «цвета», то совершенно неизбежно иллюстрируют сказанное, располагая те или иные «цвета» в порядке их постепенного изменения в виде отдельных шкал, кругов и т. п. Так, например, ахроматические «цвета» показывают в виде прямолинейной шкалы, «цвета» разных цветовых тонов – в виде кругов или иных замкнутых фигур, и т. д. Поэтому естественно попробовать расположить все «цвета» в порядке их постепенных переходов. В частности, такую задачу невольно решают при составлении различных цветовых атласов (точнее, атласов выкрасок). Так как для полного указания «цвета» всегда необходимо указать три независимых признака, т. е., как говорят, «многообразие цветов трехмерно»; следовательно, расположение всех «цветов» в порядке их постепенных переходов возможно только в трехмерном пространстве. (На плоскости их нельзя расположить без «разрывов», т. е. без того, чтобы некоторые «цвета», очень сходные, не оказались бы расположенными далеко.)

Наиболее целесообразным является размещение всех «цветов» в виде конуса. Возьмем для простоты круглый конус. По оси конуса расположим ахроматические цвета так, чтобы черный лежал в его вершине. Ось конуса мы будем поэтому называть ахроматической осью. По окружности в основании конуса расположим наиболее насыщенные образцы, образующие цветовой круг, так что каждый из образцов этого круга соответствует определенной его точке. Проведем теперь через ось конуса ряд секущих плоскостей. Каждая полуплоскость, ограниченная с одной стороны ахроматической осью, с другой – одной из образующих конуса, пересечет цветовой круг в определенной точке.

Условимся в каждой полуплоскости располагать «цвета» одного цветового тона, причем, естественно, для соблюдения непрерывности малонасыщенные располагать вблизи ахроматической оси, а наиболее насыщенные – вблизи поверхности. Одновременно, – более темные располагать ближе к вершине конуса, где помещается черный, а более светлые – дальше от нее. Естественно, что для более темных различия по цветовому тону и насыщенности становятся мало заметны, что соответствует сужению конуса к его вершине. Такое расположение «цветов» примерно одинаковых по цветовому тону хорошо иллюстрируется соответствующими таблицами цветовых атласов, причем в темной части таблицы хорошо можно видеть, как конус расширяется по мере удаления от черного. Однако для более светлых образцов мы видим вместо дальнейшего расширения, как следовало бы, если бы весь конус был заполнен, новое сокращение к белой точке.

Это связано с тем, что атласы представляют собой собрание выкрасок, и в них отсутствуют образцы, испускающие свет. Насыщенные выкраски получаются за счет поглощения света, а потому неминуемо должны быть заметно темнее белого. Более светлые выкраски неизбежно становятся «бледными», т. е. малонасыщенными, приближающимися к белому.

Однако это будет так, только пока мы не включили в рассмотрение телá, испускающие свет. Для этих последних возможно увеличение яркости без приближения к белому, как это можно видеть на светофорах, сигнальных ракетах или газосветных трубках реклам. Эти «цвета» займут расширяющуюся часть конуса, которая осталась незаполненной при рассмотрении только выкрасок. Выкраски же занимают внутри цветового конуса известную часть, более или менее заполняющую конус у его вершины (на самом деле, также не полностью), а затем с возрастанием светлоты стягивающуюся к белой точке. Эта часть цветового конуса, соответствующая различным окраскам, называется «цветовым телом».

Более подробнее рассмотрение того, чтó можно получить выкрасками, мы дадим после того, как познакомимся с законами смешения красок.

Меня просили в связи с другими читаемыми курсами познакомить вас скорее с тем, что называется «полноценными цветами», это заставляет меня немного забежать вперед.

Понятие «полноценные» относится к окраскам. Они соответствуют тем из них, которые лежат на поверхности цветового тела в самой широкой его части. Их легко найти на таблицах цветовых атласов, так как обычно они в атласах размещаются наиболее удаленными от ахроматической оси.4

Однако на ближайший период времени нас будет больше интересовать цветовой конус, а не цветовое тело, и вот по какой причине: цвет с научной точки зрения, как я уже говорил, представляет собой свойство излучений, которые рассматриваются независимо от того, попадают ли они в глаз непосредственно от источника света или отражены каким-либо телом. Это неизбежно, так как является ли свет отраженным или испускаемым телом, глаз различать не в состоянии, и, если мы в жизни обычно отличаем те от других, то только по сравнению с окружением и даже не всегда правильно, как показывает пример с Луной и планетами. Только то обстоятельство, что наши наглядные представления о «цвете» резко меняются в зависимости от того, считаем ли мы тело светящимся или нет, заставило нас в настоящей лекции проводить различие между «цветами» тех и других.

Если понимать слово «цвет» в научном смысле, то многообразие цветов должно представиться в виде конуса, внутри которого уже не делается различия между источниками света и окрашенными телами. С широкой стороны цветовой конус не имеет определенной границы, т. к. увеличение яркости излучений ограничено только тем, что чрезмерно большие яркости как вредящие глаз не имеет смысла рассматривать в цветоведении.

Описанная геометрическая схема дана нами в качестве наглядной иллюстрации в дополнение к показу цветовых атласов, однако в научном цветоведении эта схема в слегка измененном виде приобретает более точный смысл. При этом на внешней поверхности конуса, естественно, должны располагаться цвета спектра как наиболее насыщенные из всех возможных, однако поверхность, оставаясь конической, не будет уже круглым конусом, т. к. в нашем построении мы исходили из круглого конуса совершенно произвольно только ради простоты, при более же строгом рассмотрении оно диктуется данными измерений.


ЛЕКЦИЯ 3



tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-po-blagoustrojstvu-dvorov-rajona-nagatinskij-zaton-3-transh-.html
tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-po-kompleksnomu-remontu-v-mdou-38-zorenka-naimenovanie-obekta-stranica-11.html
tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-po-kompleksnomu-remontu-v-mdou-38-zorenka-naimenovanie-obekta-stranica-2.html
tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-po-kompleksnomu-remontu-v-mdou-38-zorenka-naimenovanie-obekta-stranica-4.html
tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-po-kompleksnomu-remontu-v-mdou-38-zorenka-naimenovanie-obekta-stranica-9.html
tehnicheskoe-zadanie-na-vipolnenie-rabot-po-ohrane-zashite-vosproizvodstvu-lesov.html
  • student.bystrickaya.ru/1-upravlenie-finansami-predpriyatiya-v-rinochnoj-ekonomike.html
  • credit.bystrickaya.ru/polozhenie-o-konkurse-na-luchshuyu-nauchnuyu-rabotu-sredi-studentov-visshih-uchebnih-zavedenij-orenburgskoj-oblasti-po-izbiratelnomu-pravu-i-izbiratelnomu-processu-dalee-polozhenie-o-konkurse-obshie-polozheniya.html
  • letter.bystrickaya.ru/nachalnik-samostoyatelnogo-nauchno-tehnicheskogo-otdela-edinij-kvalifikacionnij-spravochnik.html
  • urok.bystrickaya.ru/preset-speed-3-zadan-skorost-3-rukovodstvo-po-ekspluatacii-eila-655114-023-re.html
  • universitet.bystrickaya.ru/tema-12-himicheskaya-termodinamika-termohimiya-elementi-termodinamiki-para.html
  • grade.bystrickaya.ru/oborot-obshestvennogo-pitaniya-ob-itogah-socialno-ekonomicheskogo-razvitiya-goroda-gubkinskogo-za-9-mesyacev-2010.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/lekciya-ii-evolyuciya-substancii-lekciya-i-8.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-5-roman-glushkov-svincovij-zakat.html
  • control.bystrickaya.ru/devyataya-lekciya-aksiomi-edinstva.html
  • testyi.bystrickaya.ru/arhitektura-i-obshestvennaya-bezopasnost-postanovka-problemi-chast-10.html
  • tasks.bystrickaya.ru/3-kompleksnie-soedineniya-metodicheskie-ukazaniya-programma-reshenie-tipovih-zadach-i-kontrolnie-zadaniya-dlya-studentov.html
  • institute.bystrickaya.ru/finansovie-vlozheniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-zaochnoj-formi-obucheniya-specialnosti.html
  • essay.bystrickaya.ru/chast-vtoraya-piramidi-piramidi-stoyat-vezde-13-fevralya-2013-goda-bolshinstvo-lyudej-na-zemle-tak-i-ne-uvidit-kak.html
  • spur.bystrickaya.ru/konkursnaya-dokumentaciya-dlya-provedeniya-konkursnogo-podbora-organizacij-osushestvlyayushih-otdih-i-ozdorovlenie-detej-po-organizacii-otdiha-vospitannikov-stranica-8.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/propovedyami-eto-nazvat-slozhno-no-na-doklad-s-natyazhkoj-tyanet-p-e-esser-posvyashaetsya-mame-i-docheri.html
  • bukva.bystrickaya.ru/tematicheskoe-planirovanie-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego-obrazovaniya-mobu-sosh-s-pribelskij.html
  • esse.bystrickaya.ru/protivniki-priroda-i-vragi-kurgan-i-kurganci-gazeta-kurgan-10-09-2009-rossijskie-smi-o-mchs-monitoring-za-11-sentyabrya-2009-g.html
  • pisat.bystrickaya.ru/testi-avtorom-pervogo-uchebnika-po-sociologii-sistema-sociologii-v-nachale-hh-veka-bil.html
  • crib.bystrickaya.ru/kniga-udostoena-premii-imeni-v-m-behtereva-za-1960-g-stranica-13.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-zamestitelya-rukovoditelya-ispolkoma-g-kazani-a-n-lobova-na-apparatnom-soveshanii-09-01-2012-o-rabote-v-prazdnichnie-i-vihodnie-dni-31-12-2011-08-01-2012.html
  • nauka.bystrickaya.ru/v-d-zaharchenko-nad-propastyu-neraskritih-tajn.html
  • notebook.bystrickaya.ru/gyulhanejskij-hatt-i-sherif-uchebno-metodicheskoe-posobie-kaliningrad-kyui-mvd-rossii-2002-koryakov-vladimir-pavlovich.html
  • education.bystrickaya.ru/12-muzikalno-poeticheskij-folklor-kak-istochnik-hudozhestvennoj-kulturi-rossii-metodicheskoe-posobie-po-kursu-muzikalnaya-kultura.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vaniya-i-molodezhnoj-politiki-chuvashskoj-respubliki.html
  • tests.bystrickaya.ru/lingvistika-ustnoj-rechi.html
  • composition.bystrickaya.ru/perspektivnij-pyatiletnij-plan-planovih-proverok-und-glvnogo-upravleniya-mchs-po-kamchatskomu-krayu-2012-2016-gg-stranica-22.html
  • desk.bystrickaya.ru/polozhenie-o-sorevnovaniyah-spartakiadi-yavlyaetsya-osnovaniem-dlya-komandirovaniya-sportsmenov-soprovozhdayushih-lic-trenerov-i-predstavitelej-na-respublikanskie-sorevnovaniya-celi-i-zadachi-spartakiadi.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-iii-ikoni-xixii-vekov-lazarev-v-n-russkaya-ikonopis-ot-istokov-do-nachala-xvi-veka.html
  • znanie.bystrickaya.ru/analiz-finansovih-rezultatov-na-predpriyatii-chast-3.html
  • school.bystrickaya.ru/analiz-materialnih-resursov-predpriyatiya.html
  • holiday.bystrickaya.ru/novie-diagnosticheskie-vozmozhnosti-deformacionnih-zavisimostej-polnoj-integralnoj-otrazhatelnoj-sposobnosti-kristallov-s-defektami.html
  • report.bystrickaya.ru/iv-vospominaniya-o-prepodavatelyah-istoriko-filologicheskogo-fakulteta.html
  • institute.bystrickaya.ru/glava-1-anatomiya-i-fiziologiya-reproduktivnoj-sistemi-zhenshini-31-zadacha-nastoyashej-publikacii-sostoit-v-obobshenii.html
  • knigi.bystrickaya.ru/splavi.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kniga-pamyati-1939-1940gg-1941-1945gg-posvyashena-zemlyakam-pogibshim-i-propavshim-bez-vesti-v-lokalnih-konfliktah-i-v-velikuyu-otechestvennuyu-vojnu.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.