.RU

Темы для философии повседневности: облицовка


Корнев В.В.

ТЕМЫ ДЛЯ ФИЛОСОФИИ ПОВСЕДНЕВНОСТИ: ОБЛИЦОВКА


В детстве я сделал для себя одно открытие: многие вещи красивы только своей оболочкой, облицовкой. За крышкой капота сверкающей полировкой автомашины скрываются промасленные и резко пахнущие железки, резиновые трубки, приводные ремни. Задняя панель телевизора скрывала в себе сантиметровый слой черной-пречерной пыли, покрывающей транзисторы и какие-то подгорелые лампы. Комнатные обои (что выяснялось в момент неприятной процедуры переклейки обоев и скобления стен) прятали под собой холодный и неровный бетон. Разные предметы напоминали тем самым завернутый в конфетный фантик мусор – эдакий подлый фокус с «конфетой», на который нередко попадаешься в детстве.

Однажды это открытие получило другое, более пугающее подтверждение, когда, вглядевшись через зеркало в собственное отражение, я разглядел поры и трещинки на коже собственного лица. В первый раз это было чем-то похожим на настоящий ужас, затем желание пристально вглядываться в детали поумерилось, наконец, появилась обычная теперь установка смотреть на вещи с некоторой дистанции. Эта спасительная дистанция или своеобразное лакановское «пятно» выполняет функцию защитного экрана, спасая нас от лика пугающей Вещи, Медузы Горгоны, скрывающейся буквально в каждом предмете.

В одном из текстов XIV века, находившемся в архиве аббатства Клуэ (кстати, почти дословно цитируемом в «Имени Розы» Умберто Эко), автор рассуждает о поверхностном феномене красоты:

Телесная красота заключается всего-навсего в коже. Ибо, если бы мы увидели то, что под нею, — подобно тому как беотийская рысь, как о том говорили, способна была видеть человека насквозь, — уже от одного взгляда на женщину нас бы тошнило. Привлекательность ее составляется из слизи и крови, из влаги и желчи. Попробуйте только помыслить о том, что находится у нее в глубине ноздрей, в гортани и чреве: одни нечистоты. И как не станем мы касаться руками слизи и экскрементов, то неужто может возникнуть у нас желание заключить в свои объятия сие вместилище нечистот и отбросов? [1, с. 143]

Забавно, что этот образец дидактического дискурса интонационно и стилистически соотносится с совершенно иного характера текстом – романом Жана-Поля Сартра «Тошнота», где герой (Антуан Рокантен) ощущает практически тот же самый внезапный импульс гадливости и тошноты, получая на миг видение «беотийской рыси»:

Разнообразие вещей, их индивидуальность были только видимостью, облицовкой. Облицовка разрушилась, высвободив чудовищные бесформенные массы — оголенные, в страшной бесстыдной наготе... Я ненавидел эту постыдную свалку, громоздящуюся до самого неба, наполненную студенистой слизью... Это был Мир, обнаженный Мир, внезапно обнаруживший себя, и я задыхался от ярости при виде этого огромного бессмысленного бытия [2, с. 136-137].

Это дезавуирующее видение, превращающее Возвышенный Объект в тошнотворное Ничто, кантовскую «das ding an sich» сартровское «бытие-в-себе» – бессмысленное, нерасчленяемое, не знающее изменчивости, тупо пребывающее существование, подводит к мысли о формальности всякого человеческого знания. За пределом действия антропоморфных образов, за скобками очищающей феноменологической редукции, за границами языка прячется только оголенная Вещь «А мир-то голый» - к этому андерсеновскому наивному открытию сводятся философские догадки самого разного спектра – Платона и Бодрийяра, Бэкона и Канта, Сартра и Лакана. Таковы «Реальное» в структурном психоанализе, «Вещь-в-себе» в трансцендентальном идеализме, такова логика действия «симулякра» или лакановского «означающего» отсылающих только к другим знакам, а не к референциям. И всякий может на миг стать Антуаном Рокантеном, если мысленно деконструирует привычный мир, освободив его от приписываемых тошнотворной самодостаточной реальности человеческих характеристик: цветов, запахов, звуков, форм пространства, модусов времени, смыслов, представлений о добром и злом, прекрасном и безобразном и т.п. Очищенный от этой антропоморфной плёночки, объект станет тем, чем он всегда и был – тупо переваривающей самое себя мировой материей, существующей вне всяких целей, идеалов, эмоций, стремлений, надежд.

В «Бытии и ничто» Ж.-П.Сартр дает только три «позитивных» признака такого бытия: «Бытие есть. Бытие есть в себе. Бытие есть то, что оно есть» [3, с. 39]. Все остальное в вещи – плод человеческого воображения, результат мысленной облицовки, следствие установки принимать поверхность за глубину, внешность за сущность, улыбку за радость, косметику за красоту. Забавно, что дальше (научного) знания, ограниченного раз и навсегда Кантом, идет элементарная брезгливость. Потому описывая «бытие-в-себе» собственно философским языком Ж.-П.Сартр старается держаться корректного тона и нейтральных эпитетов «непрозрачное», «бессмысленное», «сплошное». Но в «Тошноте» от этой сдержанности не остается и следа, она сменяется настоящей истерикой: даже благостный прибрежный пейзаж рисуется здесь как картина осклизлых камней и морской лужи; кассирша, которую на мгновение видит герой, медленно разлагается и «гниет под своими юбками»; лицо «будущего трупа» доктора Роже напоминает картонную маску без глаз. Если море, холодное и черное, кишащее поедающими друг друга животными, только прикрыто сверху красивой зеленой пленочкой, то и любое человеческое существо представляет собой мертвеца в отпуске, слегка припудренного, напомаженного, с иголочки одетого трупа.

Впрочем, даже обывательский опыт в экзистенциале хайдеггеровского «das Man» может приподнять на миг завесу этой шокирующей тайны. Кому не доводилось, например, серьезно разочаровываться, находя в красивой и блестящей упаковке, разрисованной всеми цветами радуги какой-нибудь серый и тухлый полуфабрикат? Кто не велся на рекламный трюк, обещающий чудо-продукт как эликсир молодости, красоты здоровья, но подсовывающий нам очередной неликвидный мусор? Кто не принимал хоть однажды пустые спецэффекты и набор гэгов за содержание фильма? То же самое с приятной по именам компанией, где мы надеялись провести интересный вечер, но проквасились несколько часов в атмосфере скуки и снобизма. Та же озадачивающая метаморфоза происходит с красивыми девушками (как в сказке, когда пробьют часы), как только смыта косметика и отброшена притворная скромность.

Однако принципом этого опыта «людства», «обезличенности», «индифферентности» (это оттенки хайдеггеровского «das Man») является своеобразное привыкание к экзистенциальной травме, психологическое абсорбирование любого рода проблем. В этом случае опыт пограничного понимания вещей переориентирует субъекта на интуитивное дистанцирование от источника интеллектуального и эмоционального дискомфорта. В этом лавировании у самой кромки тошнотворного Ничто, в негативной фактичности и определенности своего бытия (в усредненной повседневности, по словам М.Хайдеггера, «тоже дело для присутствия идет определенным образом о его бытии, к которому оно относится в модусе средней повседневности, и будь то даже лишь в модусе бегства от нее и забвения себя» [4, с. 62]) тоже выражается полноценный экзистенциальный опыт. Симптомом этого является неустойчивость и болезненность обывательских реакций на новые озадачивающие неприятности, не вписанные в модель ожидаемых ситуаций и банальных правил жизни. Если отношение, например, к человеческой смерти у патологоанатома и философского толка героя «Постороннего» А.Камю в чем-то очень схожее: это профессиональная привычка медика и интеллектуала абстрагироваться от исследуемого предмета. И этим щитом отчужденного профессионализма иной философ лучше защищен от пронизывающего дуновения мирового Ничто, чем тот же обыватель с его наивной верой в чудо-лекарство и психологическими «заглушками» (как выражается Д.Е.Галковский), напоминающими детскую привычку натягивать на голову одеяло, когда становится страшно и некомфортно.

Собственно вся жизнь обывателя – это травматическое врастание в облицовку. Звуко(не)проницаемые стены жилища защищают его от соседей, наклеенные на них обои создают впечатление «красоты» и уюта, деловой костюм придает его рыхлому телу некоторую форму, деловой этикет создает видимость авторитета и уважения. На работе и в употреблении «на выход» обыватель упакован с головы до ног, причем не только с помощью нарядов, косметики, автомашины, но и при посредстве шаблонов речи и поведения при спасительном действии социальных ритуалов. Именно в этом смысле, кстати, Антон Хаакман интерпретирует главную идею знаменитого фильма Луиса Бунюэля «Скромное обаяние буржуазии»:

Хорошие обеды и надлежащие манеры и есть ритуал, магическое действо, утверждающее порядок и искореняющее страх перед хаосом. Фильм – о борьбе порядка и хаоса, которая разрешается в той мере, в какой шесть буржуа остаются в рамках условностей [5, с. 258].

Однако это бытие в футляре не может на деле защитить человека даже от самых элементарных жизненных проблем. У облицовки всегда важно замечать именно двойственную функцию – защищая, она еще и обезоруживает, лишает человека его собственного физического и психологического иммунитета. Закрывая доступ к вещам-в-себе, облицовка лишает человека, как сказал бы Славой Жижек, «прибавочного наслаждения», появляющегося в непосредственном контакте с Реальным – травматичной избыточной, не вписывающейся в антропоморфный шаблон Вещью. Реальное как чистое Иное, как источник неконтролируемых эмоций и переживаний является нам в нерасторжимой связи страха и соблазна, в роли одновременно волнующего и ужасного. Таков неассимилируемый избыток чистой сексуальной страсти, самоубийственного риска, творческого экстаза – вещей, которые не могут приручить и «позитивно» запрограммировать культура и цивилизация. Но для обывателя излишек секса – это оргия с извращениями, риск и мужество – глупый героизм или даже терроризм, творческий импульс – заскок. Впрочем, Das Man тоже тяготеет к этому трансцендирующему опыту в форме «снятого» (в двойственном – диалектическом и повседневном смысле этого слова) факта. Чужое извращение, снятое на видео, рискованный, но контролируемый прыжок в пропасть с «тарзанки», имитирующий творчество богемный образ жизни – все это формы психологической, можно сказать, облицовки.

Можно посмотреть на тему еще шире: ведь принцип облицовки, эфемерной плёнки, которой мы укутываем бытие-в-себе, представляет собой человеческую культуру в целом. Тонким слоем нанесены на поверхность планеты города, асфальтированные и железные дороги. В городах двуногое животное учится ходить по линеечке улиц, раскланиваться со знакомыми, принимать пищу ложкой и вилкой, пользоваться салфеткой. Все это, впрочем, сугубо внешний лоск, дрессировка, ширма. При первом же удобном случае (как не так давно в Новом Орлеане) с цивилизации мигом слетает лакировка, обнаруживая первобытную дикость и злобу. Тогда человеческая масса сметает разметку социальных знаков и принимается крушить все подряд, возвращаясь к реальности своей алчности, насилия, даже каннибализма. Образом этой недисциплинируемой реальности оперирует целый жанр зомби-фильмов, представляя будущее в качестве орды обезумевших людоедов и, лишенных облицовки, живых кусков гниющей плоти. Кстати, в другом жанре – кинофантастике иллюстрируется, казалось бы, противоположная, но фактически очень близкая этой интуиция: здесь будущее представляется в виде стерилизованной (скорее даже кастрированной) цивилизации, освоившей солнечную систему и иные миры, упаковавшей реальное под гладкие и ослепительно блестящие поверхности (стоит представить себе стандартные образы интерьеров космического корабля, скафандры и костюмы «из будущего» и т.п.). Но этот, как определил бы Жак Лакан «гештальт целостного тела» (символизируемый образом стены, защищающей форпост цивилизации, силового поля блокирующего подходы инородных объектов к звездолету и т.п.) постоянно упраздняется в сюжетах фантастического кино последующей катастрофой: монстр прогрызает скафандр, корабль или целый город сгорает в адском пламени, утопия победившего природу разума сменяется картиной первозданного хаоса.

Такова судьба любой облицовки – будь то обывательский ритуал званого ужина, фантазм «мой дом – моя крепость» (тема еще одной кинофобии – как в самый важный момент вдруг перестают работать охранные сигнализации, электронные системы слежения, железные двери, и надежно обороняемый до того объект становится беззащитным и уязвимым), женская косметика, тысячекратно проверяемая обшивка «шаттла» и т.п. В итоге последней облицовкой становится накрашенное лицо покойника, уложенного в хромированный контейнер и отпеваемого на церковном конвейере с помощью пустых, никому не нужных слов. При жизни это была насильно дисциплинируемая, втиснутая в футляр социальных норм, но с самого рождения разлагающаяся и бесформенная (об)личность. Теперь это, как в «Матрице» корм для будущих поколений, часть единого цикла потребления и воспроизводства (об этом Морфиус рассказывает Нео: «Я видел, как на этих полях мертвых превращают в питательную смесь и скармливают живым»). И наверняка в мире одноразовых вещей с его, по словам Э.Тоффлера «экономикой неустойчивости», где все идет во вторичную обработку и где вещи не может быть предоставлена такая роскошь – право долгое время оставаться самой собой, кладбища скоро окончательно сменятся крематориями. Ведь последние более эффективно утилизуют мертвый материал, рассеивая его тонким слоем по поверхности планеты. Прах к праху, а поверхностное на поверхность.


ЛИТЕРАТУРА:

1. Хейзинга Й. Осень средневековья, М. 1995

2. Сартр Ж. П. Тошнота // Сартр Ж. П. Стена. Избранные произведения. М., 1992

3. Сартр Ж. П. Бытие и ничто. М., 2000.

4. Хайдеггер М. Бытие и время. Харьков, 2003

5. Хаакман А. По ту сторону зеркала: Кино и вымысел. СПб., 2006.

strukturnoe-podrazdelenie-poyasnitelnaya-zapiska-dopolnitelnie-professionalnie-obrazovatelnie-programmi.html
strukturnuyu-principialnuyu-shemu-kompyutera-sheme-nejmana-sootvetstvuyut-i-vse-sovremennie-kompyuteri.html
strunnie-ansambli-otchet-moskovskogo-oblastnogo-konkursa-ansamblevogo-muzicirovaniya.html
stud-dv-zotov-altajskij-gosudarstvennij-universitet-g-barnaul-programma-h-i-vserossijskogo-foruma-molodih.html
studencheskaya-ekologicheskaya-iniciativa-dlya-zametok.html
studencheskaya-nauchnaya-konferenciya-16-18-fevralya-2010g.html
  • crib.bystrickaya.ru/i-urovnyu-trebovanij-k-specialistam-dlya-polucheniya-dopolnitelnoj-kvalifikacii-gradostroitel.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplina-ds-05.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dzhanni-rodari.html
  • textbook.bystrickaya.ru/instrukciya-po-poisku-i-spasaniyu-v-privolzhskoj-zone-aviacionno-kosmicheskogo-poiska-i-spasaniya-samara-2012-g-stranica-4.html
  • write.bystrickaya.ru/formuli-i-uravneniya-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-opd-f-menedzhment-dlya-specialnostej.html
  • tetrad.bystrickaya.ru/vii-ekonomicheskij-kontrol-i-totalitarizm-monografiya-perevod-m-b-gnedovskogo-1990-pervaya-publikaciya-voprosi-filosofii.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pervaya-ot-grazhdanina-k-poddannomu-m-shtaerman-stranica-24.html
  • notebook.bystrickaya.ru/iz-za-mobilnikov-deti-ploho-uchatsya-a-vzroslie-ranshe-vremeni-stareyut.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/proizvodstvo-plavlenogo-periklaza-iz-prirodnogo-brusita-chast-4.html
  • bukva.bystrickaya.ru/nachalo-i-konec-vselennoj-chast-7.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-12-rouz-s-r79-ustrojstvo-pamyati-ot-molekul-k-soznaniyu-per-s-angl.html
  • gramota.bystrickaya.ru/zhiznennie-pozicii-scenarij-v-zhizni-vzroslogo-cheloveka.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodika-kak-nauka-bazovie-kategorii-metodiki-obucheniya-iya-inostrannij-yazik.html
  • predmet.bystrickaya.ru/solovki-14-j-den-devyatogo-mesyaca-chetverica-nachalo-dnya-delo-lis-oborotnej.html
  • holiday.bystrickaya.ru/obshie-svedeniya-ob-obrazovatelnom-uchrezhdenii-stranica-7.html
  • institute.bystrickaya.ru/funkcionalnaya-verifikaciya-poyasnitelnaya-zapiska-k-kursovoj-rabote-po-discipline-vichislitelnie-mashini-sistemi-i-seti.html
  • thesis.bystrickaya.ru/proekti-po-izdaniyu-nauchnih-trudov-d-osnovnoj-konkurs-2008-goda-rossijskij-gumanitarnij-nauchnij-fond-rgnf.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rossijskaya-federaciya-g-moskva-109044-ul-krutickij-val-d-14-ofis-107.html
  • doklad.bystrickaya.ru/vechnoj-pamyati-chistoj-i-svetloj-dushi-moego-brata-eliyahu-pogibshego-v-boyu-stranica-4.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/radiatori-medno-alyuminivie-regulus-g-kiev-ul-ya-ivashkevicha-5-of-216.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-discipline-opd-v-01-teplo-i-hladosnabzhenie-dlya-specialnosti-170600-mashini-i-apparati-pishevih-proizvodstv-napravlenie-655800-pishevaya-inzheneriya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-ekzamenacionnih-sessij-20102011-uch-goda-studentov-psihologicheskogo-fakulteta-specialnosti-psihologiya.html
  • literatura.bystrickaya.ru/rozhdestvenskie-chteniya.html
  • letter.bystrickaya.ru/monetk-a-stranica-7.html
  • university.bystrickaya.ru/formirovanie-kulturi-zdorovya-uchastnikov-vospitatelno-obrazovatelnogo-processa.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zakon-chuvashskoj-respubliki-stranica-29.html
  • crib.bystrickaya.ru/istoriya-gipsa-i-gipsokartona-gips.html
  • thesis.bystrickaya.ru/pravila-vibora-i-ocenki-prigodnosti-tehnologiya-produktov-obshestvennogo-pitaniya.html
  • write.bystrickaya.ru/g14-otobrazhenie-informacii-operatoru-tehnologu-nergetiki-i-elektrifikacii-ees-rossii-obshie-tehnicheskie-trebovaniya.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-3-problema-organizacii-fyucherskoj-torgovli-v-sovremennih-usloviyah-razvitiya-srochnogo-rinka.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/o-poryadke-i-usloviyah-oplati-truda-rabotnikov-uchrezhdenij-upravleniya-obrazovaniya-administracii-goroda-anzhero-sudzhenska-stranica-3.html
  • knigi.bystrickaya.ru/spisok-predpriyatij-dokumenti-po-lichnomu-sostavu-kotorih-peredani-na-municipalnoe-hranenie-v-arhivnij-otdel-administracii-goroda-po-sostoyaniyu-na-01-01-2010-stranica-11.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/ne-smotrite-na-chasi-u-i-m-sirs-gotovimsya-k-rodam-gl-1.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kak-menyayutsya-vremena-goda.html
  • composition.bystrickaya.ru/planirovanie-po-literature-dlya-uchashihsya-11-aklassa.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.