.RU

Sutta pitaka. Khuddaka nikāya. Jātaka. Eka-Nipata. 1 Apannaka-Jataka - страница 43




"Как птицы к дереву со сладкими плодами

Слетаются издалека и отовсюду,

Так точно к богачу, владетелю сокровищ,

Стекается всегда народ корысти ради.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот хуже, лучше – кто богат".


Царь, выслушав это, молвил: "Что скажешь, сын мой?" – "Что знает этот толстопузый? – возразил мудрец. – Послушай, государь". И он прочёл такую гатху:


"Детина скудоумный не к добру

Богатство тщится силою добыть.

Потом напрасно будет голосить –

Поволокут болвана прямо в ад!

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот лучше, не богач-глупец".


И опять царь спросил Сенаку: "Что скажешь, Сенака?" И тот прочёл такую гатху:


"Какие б реки ни впадали в Ганг,

Там каждая своё теряет имя,

А сам Ганг пропадает в океане,

Так покоряется весь мир богатству!

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот хуже, лучше – кто богат".


Опять царь молвил: "Ну что, мудрец?" И тот отвечал: "Послушай, махараджа", – и прочёл такие две гатхи:


"Великий океан, о коем он толкует,

В себя вбирающий бесчисленные реки,

О берег сколько бы ни бился беспрестанно,

Как ни могуч, но превозмочь его не в силах.


Не то же ли и с болтовнёй глупца?

Не превозмочь ей мудрости вовек!

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот лучше, не богач-глупец".


Выслушав это, царь сказал: "Что, Сенака?" – а тот в ответ: "Послушай, государь", – и прочёл такую гатху:


"Умом богатый может не блистать –

И так его слова имеют вес,

А мудрости той силы не дано,

Богатством надо мудрость подкрепить.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот хуже, лучше – кто богат".


Опять царь сказал: "Что, сын мой?" – и мудрец отвечал: "Послушай, государь, что знает болтун Сенака?" И прочёл такую гатху:


"Для выгоды своей или чужой

Бесстыдно скудоумный молвит ложь,

Позорит он себя перед людьми,

В ничтожество впадая под конец.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот лучше, не богач-глупец".


На это Сенака прочёл такую гатху:


"Пусть дело многоумный говорит,

Но если беден, то бессилен он.

Впустую, право, речь его звучит –

Богатство мудростью не обретёшь.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот хуже, лучше – кто богат".


Опять царь спросил: "Что ты на это скажешь, сын мой?" – и мудрец отвечал: "Что знает Сенака? Он думает об этом мире, но не думает о грядущем". Сказав это, он произнёс такую гатху:


"Своей, чужой ли – мудрый никогда

Корысти ради не промолвит лжи.

Такого человека люди чтут,

И к счастью он идёт благим путём.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот лучше, не богач-глупец".


На это Сенака прочёл такую гатху:


"Слоны, коровы, кони, самоцветы

И женщины – всё есть в домах богатых.

Всё служит для богатого утехой

И всё без волшебства ему доступно.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот хуже, лучше – кто богат".


"Да что он знает?" – возразил мудрец и, чтобы объяснить, в чём суть, прочёл такую гатху:


"Глупца, который чепуху болтает и ведёт себя нелепо,

Богиня счастья отвергает, как змея изношенную кожу.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот лучше, не богач-глупец".


"Что скажешь?" – спросил царь Сенаку. Тот отвечал: "Государь, что может знать этот зелёный юнец?" И он произнёс такой стих, думая, что заставит Махосадху замолчать:


"Нас пятеро известных мудрецов,

Но все тебе мы служим одному,

Ты, государь, над нами властелин,

Как Шакра – над богами и людьми.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот хуже, лучше – кто богат".


Выслушав его, царь подумал: "Хорошее доказательство привёл Сенака. Сможет ли сын мой его опровергнуть или привести своё?" И он спросил Махосадху: "Ну, что ты скажешь, мудрый?" Никто не мог бы опровергнуть довод Сенаки, кроме бодхисаттвы, и Великий опроверг его силой своей мудрости, молвив: "Махараджа, что знает этот глупец! Он судит только по себе и превосходства мудрости не ведает. Послушай, махараджа". И он произнёс такую гатху:


"Глупец богатый станет мудреца рабом,

Когда задачу выпадет ему решать.

Загадку разгадает без труда мудрец,

Тупица же беспомощно увязнет в ней.

И, видя это, я скажу всегда:

Кто мудр – тот лучше, не богач-глупец".


И словно он добыл золотой песок из подножья Сумеру, словно возвёл полный месяц на небо, – так веско привёл он этот довод, так явил Великий могущество своей мудрости. Царь тогда молвил Сенаке: "Ну, что скажешь, Сенака? Возрази, если можешь". Но, подобно человеку, который израсходовал всё зерно в своей житнице, тот сидел, подавленный и озабоченный, и ничего не ответил. Мог бы он привести другой довод, так и тысяча стихов не завершила бы эту повесть. А меж тем как он безмолвствовал, ещё одну гатху прославляющий мудрость, прочёл Великий – и как излияние глубокого потока то было:


"Ведь мудрость добродетельными ценится,

Богатство же сластолюбивым дорого.

Нет равного Всепробуждённых знанию,

Не превзойти вовек богатству мудрости!"


Выслушав это, царь столь доволен был тем, как разрешил вопрос Великий, что осыпал его дождём богатых даров, примолвив:


"О чём бы я ни спрашивал его,

На всё Махосадха мне дал ответ разумный.

Ему дарую тысячу коров,

Слона, быка и десять колесниц –

Все десять добрыми конями запряжённых.

Довольный тем, как он решил вопрос,

Ещё дарю ему шестнадцать деревень!"


С той поры возросла слава бодхисаттвы, а о прочем позаботилась царица Удумбара. Когда ему исполнилось шестнадцать лет, она подумала так: "Мой названный братец стал взрослым, и слава его велика. Настало время женить его", – и с тем пошла к царю. Царь обрадовался, выслушав её. "Хорошо, скажи ему об этом", – согласился он. Она ему сказала, и Махосадха не спорил. "Тогда мы, братец, подберём тебе невесту", – молвила она. Но Махосадха подумал: "Я никогда не буду счастлив, если жену мне выберут другие. Я сам найду её себе". И он сказал ей: "Государыня, погоди немного и ничего царю не говори, а той порой я подыщу себе невесту по нраву и уведомлю тебя". Царица согласилась, и Махосадха, простившись с ней, отправился к себе домой.

Предупредив своих товарищей, он раздобыл портновскую снасть, переоделся и один отправился в предместье за Северные ворота. А в том предместье жила старинная, но обедневшая купеческая семья, и в той семье была дочь по имени Амарадеви, девушка красивая и благонравная, со всеми приметами доброй судьбы. В то утро спозаранку она вышла из дому, чтобы отнести отцу на пахоту рисовой каши, которую сама сварила. И случилось так, что шла она той же дорогой, что и бодхисаттва, и он её увидел. "Вот женщина со счастливыми приметами, – подумал он. – Коль она не замужем, быть ей моей женой". И та, едва увидела его, подумала: "Войти бы мне в дом такого человека – и наша семья опять узнает благие дни".


А Махосадха думал так: "Я не знаю, замужем ли она. Спрошу-ка я её. Подам ей знак рукою – она поймёт, если умна". Остановясь поодаль от неё, он сжал руку в кулак. Догадавшись, что он хочет знать, есть ли у неё муж, она раскрыла ладонь. Тогда он подошёл к неё и спросил: "Как твоё имя, милая?" – "Господин, – отвечала она, – имя моё означает то, чего не было раньше, нет сейчас и не будет потом". – "Милая, в мире нет ничего бессмертного, значит, зовут тебя Амара – Бессмертная". – "Верно, господин". – "Милая, кому несёшь ты эту кашу?" – "Божеству былого, господин". – "Божества былого – это родители, значит, ты несёшь пищу своему отцу". – "Так и есть, господин". – "А что делает твой отец?" – "Из одного делает два". – "Раздвоение единого означает пахоту. Значит, он пашет, милая". – "Верно, господин". – "А где пашет твой отец?" – "Там, куда единожды уходят и уже не возвращаются назад". – "Место, откуда не возвращаются, – кладбище; значит, он пашет близ кладбища, милая". – "Верно, господин". – "Пойдёшь ли ты ещё туда сегодня?" – "Коль придёт, не пойду, а не придёт – пойду". – "Я думаю, милая, что отец твой пашет на речном берегу, и если придёт разлив, ты туда не пойдёшь, а нет – пойдёшь". – "Верно, господин".


Так они потолковали, и Амарадеви предложила ему: "Испей, господин, рисового отвара". "Отказываться – неучтиво", – подумал он и согласился его отведать. Она опустила на землю горшок, а Махосадха думал тем временем: "Если она предложит мне пищу, не вымывши чаши и не дав мне сперва умыть руки, я тотчас уйду от неё". Но она зачерпнула чашей воды и полила ему на руки, а потом, не давая ему чаши в руки, опустила её на землю, размешала кашицу в горшке и налила отвара в чашу. Но риса в нём вышло мало, и Махосадха сказал: "Как мало риса в кашице, милая!" – "Нам не хватило воды, господин". – "Не хватило воды на вашем поле, когда всходил рис, должно быть?" – "Верно, господин". Она оставила варева для отца и ещё подлила бодхисаттве. Он выпил, прополоскал рот и сказал: "Милая, я хочу посетить ваш дом, укажи мне дорогу". – "Хорошо", – отвечала она и прочла такую гатху:


"Ступай мимо лепёшек, после – мимо каши,

Там – мимо дерева двулистного в цвету3,

Потом – по руку, коей пищу принимаешь,

Но не по ту, которой пищу не берёшь.

Так путь к торговому предместью пролегает,

И этот путь сокрытый должен ты найти".


Это означало: "Войдя в селение, увидишь лавку, где торгуют лепёшками, затем харчевню, потом минуешь цветущее эбеновое дерево и повернёшь направо". Он пошёл, как было сказано, и пришёл к её дому. Мать Амары встретила его и усадила. "Отведай рисового отвара, господин", – предложила она. "Сестрица Амарадеви мне уже дала его отведать, матушка". Та сразу догадалась, что он пришёл ради её дочери. Великий между тем увидел, какая у них бедность в доме, и сказал: "Я, матушка, портной. Не нужно ли подлатать вам что-нибудь?" – "Нужно, господин, да денег у нас нету". – "О плате не заботься, матушка, неси всё – я починю". Она принесла ему старой одежды, и всё, что она принесла, бодхисаттва починил – известно, что у мудрого в руках дело спорится. Потом он сказал: "Пойди, матушка, расскажи обо мне соседям". Она разнесла весть о нём по всему предместью, и за один день Махосадха заработал портняжным ремеслом тысячу каршапан. Старуха приготовила ему обед, а вечером спросила, сколько ей готовить еды на ужин. "Столько, матушка, сколько нужно живущим в этом доме". И она наварила вдоволь еды с разными соусами и приправами.

Вечером вернулась из леса Амарадеви с вязанкой дров на голове и связкой листьев на бедре; она сбросила дрова у передней двери, а сама вошла через заднюю. Позднее пришёл её отец. Махосадха отведал разных яств. Амарадеви подала еду родителям и потом поела сама. После этого она омыла ноги родителям, а затем омыла ноги Великому.

Несколько дней он прожил там, и всё это время наблюдал за нею. И вот однажды, желая испытать её, он сказал: "Любезная Амарадеви, возьми полмеры риса и приготовь мне из него кашицы, лепёшек и рассыпчатого рису". – "Хорошо", – сказала она. Сначала она очистила рис; крупные зёрна она пустила на кашицу, средние отварила, а из мелких испекла лепёшек и ко всему сготовила подходящие приправы. Она дала Махосадхе кашицы с приправами, и едва он поднёс её ко рту, как ощутил бесподобный вкус и запах. Но, чтобы испытать Амару, он сказал: "Милая, если ты не умеешь стряпать, зачем было портить рис?" – и выплюнул кашу на землю. Но она не рассердилась и дала ему лепёшку: "Если каша нехороша, попробуй лепёшек, господин". Но и с лепёшкой Махосадха поступил так же. И варёный рис он отверг со словами: "Коли ты не умеешь стряпать, зачем было переводить моё добро?" И, притворившись рассерженным, он перемешал всё, что она наготовила и вымазал её этой кашей с головы до ног; и он велел ей сесть у двери. Она же ничуть не обиделась и, молвив: "Хорошо, господин", – повиновалась. Убедившись, что нет в ней гордыни, он сказал: "Поди сюда, любезная". И она подошла по первому слову.


Когда Великий пришёл к ним в дом, он принёс с собой в сумке для бетеля тысячу каршапан деньгами и новое платье. И вот теперь он вынул это платье и отдал ей в руки: "Любезная, – сказал он, – пойди соверши омовение со своими подругами, потом надень это платье и приходи ко мне". Она так и сделала. Мудрец отдал её родителям и те деньги, что принёс с собой, и те, что заработал здесь, утешил их, а её взял с собою в город.

Но он задумал испытать её и велел ей остаться в доме привратника, жене которого он раскрыл свой замысел, а сам отправился к себе. Он призвал своих людей и сказал: "Я оставил женщину в таком-то доме. Возьмите тысячу монет, предложите их ей и попробуйте её увести". Они повиновались. Но она отказалась от денег, молвив: "Это не стоит праха от ног моего господина!" Слуги вернулись и доложили о том мудрецу, но он послал их к ней снова, а потом и в третий раз. В четвёртый раз он велел им увести её силой. Они выполнили этот приказ, привели её, и, когда Великий предстал перед нею во всём своём блеске, она его не узнала. Взирая на него, она улыбнулась и заплакала. Он спросил её, чему она радуется и о чём печалится, и она отвечала: "Господин, я улыбаюсь, видя твоё величие, ибо понимаю, что оно дано тебе не без причины, – это награда за доброе деяние в прошлом. Думая о плодах благочестия, я улыбнулась. А плачу я, думая, что ты, присваивая себе чужое достояние, которое другой берёг и хранил для себя, согрешишь и попадёшь в ад. Из жалости к тебе я заплакала".


Так испытал он её и, убедясь в её душевной чистоте, велел отвести её обратно. Затем он снова принял личину портного, вернулся к ней и провёл с нею ночь.

На другое утро он отправился во дворец и рассказал обо всём царице Удумбаре. А та рассказала это царю. Одев Амаравати в нарядное платье и украсив её драгоценностями, она возвела её на блистающую колесницу и торжественно привезла в дом Махосадхи, где устроила пышное празднество. Царь послал бодхисаттве дары ценою в тысячу каршапан, и все жители города, начиная с привратника, прислали ему подарки. Половину от даров царя Амарадеви, однако, послала обратно, и так же поступила она с подарками от горожан, и тем привлекла их к себе. И с той поры Махосадха зажил с нею в добром согласии, наставляя царя в делах закона и управления.


Однажды к Сенаке пришли трое его друзей-мудрецов, и он им сказал: "Увы, мы не могли одолеть этого Махосадху, сына простолюдина, а теперь он взял себе жену, которая ещё умнее его. Сумеем ли мы посеять раздор между ним и царём?" – "Куда нам, учитель! Разве что ты сумеешь". – "Ладно, утешьтесь, есть одно средство. Я похищу большой самоцвет из царского венца, ты, Пуккуса, возьмёшь золотое ожерелье царя, ты, Кавинда, – его мантию, а ты, Девинда, – золотую сандалию". И вот они вчетвером ухитрились всё это похитить. Тогда Сенака сказал: "Теперь мы подбросим всё это незаметно в дом купеческого сына".


И вот Сенака положил самоцвет в горшок свежего масла и дал его служанке с наказом: "Ступай, но никому по дороге масла не предлагай, а как принесёшь в дом Махосадхи, отдай весь горшок, если спросят". Служанка пошла к дому мудреца и стала расхаживать перед дверьми выкрикивая: "Берите масло!" Амарадеви тогда стояла в дверях и уже издали углядела её; она видела, что служанка, никуда не сворачивая, пришла с горшком прямиком к их дому, и поняла, что дело нечисто. Она подала незаметно знак своим слугам и окликнула ту служанку: "Поди сюда, матушка, я возьму твоё масло". Когда та подошла, она стала звать слуг, но, повинуясь знаку, никто из них не вышел, и тогда она попросила служанку Сенаки сходить за ними. Только та отошла, Амара сунула руку в горшок и нашла в нём самоцвет. Когда служанка вернулась, она спросила её: "Откуда ты, матушка?" – "Я служу у пандита Сенаки". Амара спросила, как её имя и как зовут её мать, а после сказала: "Так дай мне масла". – "Бери, госпожа, если хочешь, платы не надо – бери вместе с горшком". Тогда Амара отослала её, а сама взяла лист и написала: "В такой-то день такого-то месяца учитель Сенака послал нам в дар с такою-то, дочерью такой-то служанки, самоцвет из царского венца".


Потом Пуккуса так же прислал золотое ожерелье, спрятав его в корзине с цветами, Кавинда прислал мантию в корзине с овощами, Девинда – золотую сандалию в снопе ячменя. Она всё это приняла и всё вписала на листе вместе с именами принёсших, спрятала лист и рассказала о том, что произошло, Махосадхе.


А те четверо пришли во дворец и сказали: "Что, государь, ты уже не носишь большой самоцвет в своём венце?" – "Да нет, ношу, – ответил царь и приказал: – Принесите мне его". Но самоцвета нигде не могли найти, а потом точно так же не нашли и других вещей. Тогда те четверо заявили: "Государь, твои драгоценности – в доме Махосадхи, он их присвоил. Этот сын простолюдина – твой враг!" Так они его оклеветали.


Друзья мудреца его оповестили об этом. Он молвил: "Пойду к царю и всё выясню". И он явился к царю во дворец, но царь в гневе сказал: "Я не знаю этого человека. Что ему здесь нужно?" – и не допустил его к себе.


Видя, что царь гневается на него, мудрец вернулся домой. Царь между тем послал стражу схватить его, но друзья Махосадхи предупредили его через Амарадеви, и он, переодетый, покинул город и скрылся в предместье Южного рынка, где поселился под видом горшечника.


В городе пошли толки о бегстве мудреца. А Сенака и трое других, когда узнали о том, что он скрылся, послали, каждый в тайне от остальных, по письму Амарадеви: не огорчайся, мол, я тоже не такой уж дурак. Она получила эти четыре письма и назначила каждому прийти к ней в такой-то час. А когда они явились к ней, один за другим, она каждого велела обрить и запереть в нужнике. Потом каждому задала хорошую трёпку, одела в рогожу и, предуведомив царя, привела всех четверых ко двору, захватив с собою царские драгоценности. После приветствий она обратилась к царю: "Государь, – сказала она, – мудрый Махосадха – не вор, это они – воры. Сенака украл твой самоцвет, Пуккуса – ожерелье, Девинда – золотую сандалию. В такой-то день такого-то месяца с такой-то и такой-то служанкой они были посланы нам как дары. Взгляни на этот лист, возьми принадлежащее тебе, государь, и прогони прочь этих воров". Так изобличила она тех четверых в тяжком преступлении и, поклонившись царю, возвратилась домой.

Но царь не знал, что ему делать – ведь бодхисаттва исчез, а других мудрецов при нём не было. Ничего не решив, он велел провинившимся совершить омовение и разойтись по домам.


Между тем обитавшая в царском зонте богиня, долгое время не слыша наставлений в вере из уст бодхисаттвы, обеспокоилась и решила вернуть мудреца. Ночью она явилась к царю в просвете зонта и обратилась к нему с вопросами, начиная со слов из Четвёртой книги: "Руками и ногами бьёт…" Царь не знал ответов на них и попросил день отсрочки, чтобы спросить у своих мудрецов. На другой день он послал за ними, но они отвечали, что, обритые наголо, они стыдятся показаться на улице. Тогда он послал им по тюбетейке – прикрыть бритые головы; говорят, с той поры и стали их носить.


Они пришли и сели на указанные им места. Царь сказал: "Сенака, этой ночью богиня, обитающая в моём царском зонте, обратилась ко мне с вопросами, на которые я не мог ответить, но я ей обещал спросить моих мудрецов. Разреши мне эти вопросы", – и он произнёс первую гатху:


"Руками и ногами бьёт,

В лицо, пожалуй, попадёт,

И всё же дорог он, о царь.

Скажи: кто это может быть?"


Сенака ничего не мог понять: "Кто кого бьёт? Почему?" – пролепетал он, запинаясь. Остальные безмолвствовали. Царь был расстроен. Когда ночью опять явилась ему богиня и потребовала ответа, он признался: "Я спрашивал моих четверых мудрецов, но и они ответа не знали". Богиня молвила: "Да что они знают? Кроме пандита Махосадхи, никто не может решить эту задачу. Если ты не пошлёшь за ним, чтобы он ответил на мои вопросы, я рассеку тебе голову этим огненным мечом!" И так устрашив его, она продолжала: "О махараджа, если нужен тебе огонь, не пытайся раздувать светлячка, если хочешь молока, не берись доить рог". И она прочла гатху о светлячке из Пятой книги4:


"При наступленьи темноты, зажечь костёр желая,

Кто добывать огонь из светлячка лесного станет?

Пусть на него сухой травы и кизяков навалит –

Не загорится всё равно костёр, всё будет тщетно.

И от коровы молока никто ведь не получит,

Когда доить её за рог, а не за вымя станет.

Есть у людей немало средств своей добиться цели –

И наказание врага, и поощренье другу,

Военачальникам награды и друзей советы

В завоевании земель помогут государю".


"Такие люди не станут, как ты, дуть на светлячка, принимая его за уголёк. Когда с глубоким вопросом ты обращаешься к Сенаке и подобным ему, на кого ты похож? Не на того ли, кто дует на светлячка, когда огонь у него под рукой? Не на того ли, кто взвешивает вещь на ладони, забыв про весы, или на того, кто, желая молока, доит корову за рог? Что знают твои советники? Они – светлячки. Великое пламя – Махосадха, пылающий мудростью. И знай: если не ответишь на мой вопрос – простишься с жизнью". Так пригрозила царю богиня и исчезла.


В смертельном страхе призвал к себе царь наутро четырёх своих советников, и по его приказу они выехали в тот же день на колесницах из четырёх ворот города на поиски названого сына его, мудрого Махосадхи. Царь повелел им доставить его немедля с почётом в столицу, где бы они его ни нашли. Трое вернулись ни с чем, но тот, что выехал из Южных ворот, нашёл Великого в предместье Южного рынка. Там, наносив глины и потрудившись у хозяйского гончарного круга, сидел Махосадха, измазанный глиной, на мешке с соломой и уплетал горстями ячменную кашу со скудной приправой.

А вёл он себя так не без причины. Ведь он опасался, как бы царь не заподозрил его в покушении на царскую власть. "Если же он узнает, что мудрец стал горшечником, он забудет свои подозрения" – так подумал Махосадха. Увидев советника, мудрец сразу же догадался, что тот прибыл за ним. "Скоро благополучие вернётся ко мне, – подумал он, – и опять я буду вкушать разнообразные изысканные яства, которые сготовит для меня Амара". И он выплюнул ячменную кашу, которую только что отправил себе в рот, и прополоскал его.


Тут приблизился к нему советник. Он был сторонником Сенаки и заговорил с ним сурово: "Ну что, мудрый учитель, верны были речи нашего Сенаки! Сгинуло твоё благополучие и не помогла тебе твоя хвалёная мудрость. Вот сидишь ты теперь, измазанный глиной, на мешке с соломой и ешь эту кашу". И он прочёл из Вопроса о разуме в Десятой книге:


"Вправду ли такой ты многоумный?

Что ж богатство, мудрость и рассудок

Благу твоему не послужили,

Раз вкушаешь кашу без приправы?"


"Слепец! – отвечал ему Великий. – Могуществом моей мудрости я верну себе благополучие, когда захочу!" И ещё он молвил:


"Я страданием подготовляю счастье,

Различая, что мне к сроку, что не к сроку.

По своей ушёл я воле и в успех свой верю,

Потому и обхожусь едою скудной.

Время знаю сам, когда восстать во славе,

Измышляю средства для победы.

Выступлю, придёт пора, с отвагой львиной –

Ты ещё узришь моё могущество, запомни!"


Советник сказал ему: "Пандит, богиня, что живёт в царском зонте, задала вопрос государю. Он искал помощи у своих четверых мудрецов, но ни один из них не мог дать ответа. Вот он и послал меня за тобою". –


"И как же не видишь ты могущества мудрости?

Что теперь проку в богатстве?

Помочь здесь может только мудрый".


Так восхвалил Махосадха мощь мудрости, а советник вручил ему новое платье и тысячу монет от царя и передал его повеление немедля совершить омовение, переодеться и вернуться в город. Хозяин Махосадхи перепугался, когда узнал, кто был у него в работниках, но Великий утешил его: "Не пугайся, учитель, ты мне очень помог", – и отдал ему полученные от советника деньги. Потом, как был, весь в глине, он взошёл на колесницу и поехал в город.

Советник доложил царю о его возвращении. "Где ты, любезный, нашёл мудреца?" – спросил царь. "Государь, он был в работниках у горшечника в предместье Южного рынка. Едва он услышал, что ты призываешь его, он отправился в путь, весь измазанный глиной, не совершив омовения". Царь подумал: "Если бы он таил ко мне вражду, он держал бы себя надменно. Нет, он не враг мне". И он повелел: "Пусть сына моего проводят в его дом, а когда он совершит омовение и наденет украшения, пусть с почётом доставят его во дворец". Это было исполнено, и когда Махосадха прибыл вновь ко дворцу и его пригласили войти, он вошёл, поклонился царю и стал близ трона. Царь приветливо заговорил с ним, а затем, чтобы его испытать, сказал ему так:


"Одни, нужды не ведая, творить греха не станут,

Другие не грешат, страшась позора.

А мог ведь ты, когда бы захотел, обогатиться.

Скажи, ты зла мне почему не сделал?"


На это бодхисаттва отвечал:


"Мудрые не совершают злодеяний

Ради благ, даруемых богатством.

Праведные и в годину бедствий от Закона

Ни из дружбы, ни со зла не отвратятся".


И, опять испытывая его, царь молвил, поминая мудрость кшатриев5:


"Кто возвыситься сумеет

От убожества к богатству,

Будь то кротостью иль силой,

После праведником станет".


На это Великий прочёл такую гатху, сравнивающий человека с деревом:


"Дерева, которое нас тенью осеняет,

Ты ломать не должен, как злодей, предавший друга!"


"Махараджа, – продолжал он, – если сломать ветвь с дерева, под которым отдыхал, считается предательством, то что же сказать о том, кто убил человека? Ты даровал великое богатство моему отцу, мне оказал ты бесценные милости. Облагодетельствованный тобою, как мог бы я предать тебя?" Так высказав свою преданность, он произнёс с упрёком: "Если один человек объяснит Закон другому или в чём-то сомненье его развеет, тот защитой станет его и опорой, и такую дружбу мудрый не разрушит". И ещё он сказал, увещевая: "Нет хорошего в мирянине сластолюбивом, праздном, нет хорошего в отшельнике-невежде, и в царе, необдуманно свой приговор выносящем, хорошего мало, нет хорошего и в мудреце, поддающемся гневу.


Не опрометчиво кшатрий владетельный

К важным решеньям приходит;

Если обдуманно действует царь –

Свою славу он в мире умножит".


После того как Махосадха сказал это, царь возвёл его на свой трон, осенённый белым зонтом, а сам сел на низшее место и промолвил: "О мудрый, богиня, обитающая в белом зонте, задала мне четыре вопроса. Я обратился к своим мудрецам, но из четырёх ни один не нашёл ответа. Ответь ты мне на эти вопросы, о сын мой!" – "Махараджа, – отвечал мудрец, – будь это богиня, обитающая в зонте, или будь это четыре великих царя, или кто угодно, пусть задают мне любые вопросы, я отвечу. Скажи мне, махараджа, какие вопросы задала тебе богиня?" И царь, повторяя вопросы божества, произнёс первую гатху:


"Руками и ногами бьёт,

В лицо, пожалуй, попадёт,

И всё же дорог он, о царь.

Скажи: кто это может быть?"


Махосадхе смысл вопроса стал сразу же ясен, как месяц, взошедший на небе. "Слушай, махараджа, – молвил он. – Когда дитя на руках у матери, играя, бьёт руками и ногами, дёргает её за волосы и тычет кулачком в лицо, она говорит ему: "За что ты колотишь меня, плутишка?" – и в порыве любви прижимает его к груди и целует, и в этот миг оно ей дороже, чем его отец". Так он объяснил этот вопрос, словно возвёл солнце на небо. И, услышав его ответ, богиня вышла наполовину из просвета в зонте и произнесла сладкозвучным голосом: "Хорошо решён вопрос". Великий получил от неё в дар драгоценную шкатулку, наполненную чудесными цветами и умащениями, она же исчезла. От царя он тоже получил цветы и другие дары, после чего тот попросил его разрешить другой вопрос. "Говори, махараджа", – молвил мудрец, и царь произнёс вторую гатху:


"Она вовсю его бранит, но ждёт,

Когда же он придёт,

И всё же дорог он, о царь.

Скажи, кто это может быть?"


Великий объяснил: "Махараджа, когда семилетний ребёнок уже может выполнять поручения матери, она посылает его на поле или в лавку, а он отвечает: "Дай мне того-то и того-то поесть или попить, тогда пойду", – она исполняет его просьбу, а он говорит: "Сама, небось, прохлаждаешься дома, а я бегай по жаре по твоим поручениям!" – и корчит рожи и дразнит её, она же, рассердившись, хватается за палку и кричит: "Поел, а теперь делать ничего не хочешь!" Он убегает, после того как она ему пригрозила, ей его не догнать, и она кричит: "Убирайся, пусть тебя разбойники в куски изрубят!" – и тому подобное, и так бранит его вовсю и по-всякому, но что язык её произносит, того она нимало не желает и ждёт его возвращения. Он весь день где-нибудь играет, а вечером боится вернуться домой и идёт к какому-нибудь родственнику; мать же глаза проглядела, ожидая его возвращения. Она догадывается, что он боится идти домой, и сердце её исполняется печали, со слезами она ищет его по домам своих родных и, найдя сына, обнимает его и целует, крепко прижимает к себе и восклицает: "Неужели ты обиделся на меня?" – и ещё больше любит его. Так, махараджа, когда мать сердится на сына, он ей ещё дороже". Так он ответил на второй вопрос, и богиня опять почтила его дарами; и царь почтил его тоже и попросил ответить на третий вопрос. "Говори, махараджа", – молвил тот, и царь прочёл ещё гатху:


"Его напрасно укорят

И без причины упрекнут,

И всё же дорог он, о царь.

Скажи, кто это может быть?"


Великий объяснил: "Махараджа, когда влюблённые, уединившись, предаются любовным утехам и она ему говорит: "Ты меня совсем не любишь, ведь сердце твоё влечётся к другой!" – и так они корят и упрекают друг друга напрасно и без причины, они в то время друг другу ещё дороже. Знай, в этом смысл вопроса". И богиня почтила его, и царь почтил его тоже и попросил ответить ещё на один вопрос. "Спрашивай, махараджа", – молвил тот, и царь прочёл ещё гатху:


"Они едят у нас и пьют,

Одежду просят и приют,

Но дороги они, о царь.

Скажи, кто это может быть?"


Тот объяснил: "Махараджа, это вопрос о праведных брахманах-странниках. В домах благочестивых людей, верующих в этот и иной мир6, им подают с радостью, и когда те брахманы-странники приходят просить подаяние, они получают и вкушают его, а хозяева думают, глядя на них: "Это у нас они просят, нами данную еду вкушают", – и от этого они их ещё больше любят. Странники получают дары и уносят их на своих плечах – и оттого они становятся только дороже хозяевам". И когда найден был ответ и на этот вопрос, богиня его одобрила и опять почтила мудреца, положив к его ногам шкатулку с семью драгоценностями: "Прими, о мудрый". Царь же, обрадованный, пожаловал ему звание полководца. С той поры ещё больше возросла слава Махосадхи.


И опять четверо пандитов держали совет: "Ещё больше возвысился сын простолюдина, что нам теперь делать?" Сенака сказал: "Ладно, я придумал. Мы пойдём к купеческому сыну и спросим его, кому можно доверить тайну. Он скажет: "Никому", – тогда мы пойдём к государю и обвиним его в предательстве и настроим царя против сына простолюдина". Вчетвером они пришли в дом мудреца, приветствовали его и сказали: "О мудрый, мы хотим задать тебе вопрос". – "Спрашивайте", – молвил он, и Сенака спросил: "О мудрый, в чём должно утвердиться человеку?" – "В истине". – "Утвердившись в истине, что должен он делать дальше?" – "Обрести имущество". – "Обретя его, что делать дальше?" – "Принять совет". – "Приняв совет, что дальше?" – "Не выдавать своих тайн другому". – "Хорошо, о мудрый", – обрадовались они, а сами подумали: "Теперь-то мы посмотрим, как у сына простолюдина пятки засверкают!" И они пошли к царю и сказали: "Махараджа, сын простолюдина замыслил измену!" Царь сказал: "Я вам не верю, никогда он мне не изменит". – "Поверь, махараджа, это правда. Если не веришь, спроси у него самого, кому можно доверить тайну. Не будь он предатель, он ответит кому, а если предатель, то скажет, что никому нельзя, мол, довериться, пока не исполнишь своё желание. Тогда ты нам поверишь и перестанешь в нас сомневаться".

tablica-45-a-i-verhovskaya-vedushij-nauchnij-sotrudnik-instituta.html
tablica-46-strategicheskij-plan-razvitiya-municipalnogo-obrazovaniya-gorod-sayanogorsk-do-2010-goda.html
tablica-48-istochnik-trudnostej-v-professionalnoj-sfere-medicinskaya-psihologiya.html
tablica-5-1-nekotorie-neispraznosti-televizorov-cvetnogo-izobrazheniya-brodskij-bitovaya-radioapparatura-1980.html
tablica-5-diamant-kompyuterizirovannij-neinvazivnij-monitoring-gemodinamiki-dihaniya-i-zhidkostnih-sektorov-organizma-cheloveka.html
tablica-5-harakteristiki-zagryazneniya-atmosfernogo-vozduha-gorodov-sverdlovskoj-oblasti-v-2004-godu.html
  • desk.bystrickaya.ru/plan-raboti-administracii-municipalnogo-obrazovaniya-tverskoj-oblasti-kalininskij-rajon-na-sentyabr-2011-goda-ponedelnik.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/vtemnote-zvuchit-muzika-narastaya-po-tempu-i-gromkosti-ona-obrivaetsya-moshnim-dolgo-zatihayushim-akkordom-vkruge-sveta-na-tyomnoj-scene-kazyonnij-po-bolnichno-stranica-3.html
  • bukva.bystrickaya.ru/tehnicheskoe-zadanie-aukcionnaya-dokumentaciya.html
  • education.bystrickaya.ru/110-gosudarstvennoe-obrazovatelnoe-uchrezhdenie-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-volgogradskij-gosudarstvennij-universitet.html
  • urok.bystrickaya.ru/programma-po-discipline-nemeckij-yazik.html
  • zadachi.bystrickaya.ru/tancori-na-grani-sveta-kniga-pyataya.html
  • predmet.bystrickaya.ru/shpargalki-po-filosofii.html
  • institute.bystrickaya.ru/g-v-shlyahtin-d-r-biol-nauk-prof-stranica-4.html
  • predmet.bystrickaya.ru/savenko-stati-v-zhurnale-om-stranica-9.html
  • shkola.bystrickaya.ru/obshegosudarstvennie-nalogi.html
  • znaniya.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-disciplini-bazi-i-banki-dannih-innovacij-071201-bibliotechno-informacionnaya-deyatelnost.html
  • thesis.bystrickaya.ru/primechaniya-oleg-platonov.html
  • lecture.bystrickaya.ru/417-meri-disciplinarnogo-vziskaniya-i-saha-yakutiya-dalee-uchrezhdenie-sozdano-v-rezultate-reorganizacii-v.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/altajskij-etnos-v-sisteme-rossijskoj-gosudarstvennosti-chast-2.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/programma-lekcii-vidi-zubnih-otlozhenij-i-sposobi-ih-indikacii-podgotovka-polosti-rta-pacienta-k-professionalnoj-chistke-zubov-osobennosti-obezbolivaniya-antisepticheskoj-obrabotki-izolyacii-slizistoj-obolochki-rta.html
  • abstract.bystrickaya.ru/2-trepetlika-populus-tremula-pri-nego-nyama-opasnost-ot-predozirane-pri-nego-nyama-opasnost-ot-pogreshna-diagnoza.html
  • university.bystrickaya.ru/eshe-raz-o-13-16-stupenyah-seminar-11.html
  • predmet.bystrickaya.ru/sevshij-na-mel-v-pribrezhnih-vodah-sahalina-tanker-kararkum-neft-zhdet-spasatelej-informacionnoe-agentstvo-primamedia-18022012.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-obuchenie-gramote-metodika-obucheniya-russkomu-yaziku-i-literature-uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov.html
  • testyi.bystrickaya.ru/52-osnovnie-parametri-kodov-spravochniki-i-grodnev-a-g-muradyan-r-m-sharafutdinov-i-dr.html
  • university.bystrickaya.ru/fakultet-radiotehniki-i-kibernetiki-stranica-9.html
  • letter.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-k-vipolneniyu-kursovih-rabot-dlya-studentov-specialnosti-080502-65-ekonomika-i-upravlenie-na-predpriyatii-v-torgovle-vseh-form-obucheniya-po-disciplinam-ekonomika-predpriyatiya-stranica-24.html
  • abstract.bystrickaya.ru/15-priyom-pedagogicheskoj-tehniki-dramogermenevtika-didakticheskie-instrumentarii-obrazovatelnih-tehnologij-sovremennie.html
  • testyi.bystrickaya.ru/7-zaklyuchenie-kontrakta-po-rezultatam-provedeniya-aukciona-instrukciya-po-zapolneniyu-zayavki-na-uchastie-v-aukcione.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/bumaga-i-cifrovaya-pechat-chast-2.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-konstantin-georgievich-paustovskij.html
  • turn.bystrickaya.ru/pensiya-naznachennaya-po-sluchayu-poteri-kormilca-supruga-sohranyaetsya-pri-vstuplenii-v-novij-brak.html
  • learn.bystrickaya.ru/est-popadanie-v-desyatku-yablokov-maksim-prishelci-oni-uzhe-zdes.html
  • essay.bystrickaya.ru/deputati-odobrili-sozdanie-bakalavriata-i-magistraturi-gosduma-rf-monitoring-smi-17-maya-2007-g.html
  • control.bystrickaya.ru/chast-pervaya-predislovie-zaratustri-hrestomatiya-po-kulturologii-uchebnoe-posobie-sost-sabirova-a-m-krasnodar.html
  • doklad.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-po-discipline-finansovoe-pravo-dlya-napravleniya-podgotovki-030500-62-bakalavr-yurisprudencii.html
  • notebook.bystrickaya.ru/itogi-deyatelnosti-mdou-21-za-2010-goda.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/referatov-nalogi-i-nalogooblozhenie-tema-familiya.html
  • student.bystrickaya.ru/3-soderzhanie-disciplini-programma-disciplini-grazhdansko-pravovaya-otvetstvennost-cikl-opd-f-07-obsheprofessionalnie.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tv-8-pervij-kanal-novosti-16-09-2008-pankratova-yuliya-18-00-8.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.