.RU

Станислав вторушин посланец - страница 8


14

В половине шестого инкассаторы привозили в банк дневную выручку магазинов. В тот день с ними работала Людмила Белоглазова. Процедура эта недолгая, но требует особого внимания. Белоглазова уже пропустила через машинку все купюры, записала сумму, к которой осталось приплюсовать пятнадцать тысяч рублей. Это были три пятитысячные бумажки. Две из них потертые, одна совершенно новая. Номера украденных пятитысячных купюр были записаны, они лежали перед ней на столе. Она пододвинула к листку новенькую купюру, сверила цифры и почувствовала, что у нее затряслись руки. Цифры совпадали. Белоглазова тут же сняла трубку телефона внутренней связи и позвонила Шулякову.

- Приходите сюда, - сказала она и добавила: - Приходите немедленно.

Шуляков по ее тону понял, что речь идет о чем-то серьезном. Он кубарем скатился со второго этажа и уже через минуту был в хранилище. Белоглазова молча показала ему купюру, пальцем подчеркнула на ней номер и затем ногтем обвела этот же номер на листке бумаги. Шуляков все понял. Деньги только что привезли из магазина «Копейка», надо было немедленно ехать туда и опрашивать кассиров. Пятитысячных купюр было всего три, они наверняка могли запомнить людей, которые ими рассчитывались. Шуляков положил купюры в свой кошелек и поехал в магазин. Дальше все мало походило на правду.

Одна из кассирш не только узнала купюры, но и сказала, что вот эту, новую, ей принесла знакомая продавщица киоска и попросила разменять. Она посмотрела ее на свет, пощупала, купюра показалась ей настоящей.

- А что, неужели фальшивая? - насторожилась кассирша.

- Нет, нет, настоящая, - успокоил ее Шуляков. - А где работает ваша знакомая?

Оказалось, что киоск ее знакомой находится в одном квартале от магазина. Шуляков направился к киоску. Его продавщица тоже узнала купюру и сказала, что эту банкноту ей подали два алкаша, проживающие в малосемейке соседнего дома. Одного из них зовут Вася, имени другого она не знает. Они покупали у нее бутылку водки. На сдачу ей пришлось отдать все деньги, которые наторговала за день. Как только алкаши ушли, она закрыла киоск и побежала в магазин разменивать пятитысячную. Иначе бы ей нечем было сдавать сдачу другим покупателям.

- А что, купюра фальшивая? - спросила продавщица.

- Пока не знаем, - неопределенно пожал плечами Шуляков.

- Но я здесь не причем, - испуганно сказала продавщица. - Я ее проверяла только на ощупь и на свет. Распознавателя фальшивых денег у меня нету.

- Тебя пока никто и не обвиняет, - ответил Шуляков.

Отойдя от киоска, он тут же позвонил Лобкову и попросил немедленно приехать. Вместе с ним они пошли к Васе. Тот сидел со своим дружком в комнате за грязным столом, на котором стояла пустая бутылка и старая консервная банка, служившая пепельницей. Оба были в хорошем подпитии и добродушно настроены. Поэтому оказались на редкость разговорчивыми и даже не пытались что-либо скрыть.

Весь день они мучились с похмелья, не зная, где раздобыть денег. После обеда домой вернулся Максим, живущий в соседней комнате. Он им и занял на бутылку, дав пятитысячную купюру, но наказав, чтобы сдачу они тут же принесли ему. Что и было сделано. Недавно Максим куда-то ушел, но скоро вернется. Ночует он всегда дома.

Максима Биденко Лобков, Шуляков и еще два вызванных на помощь охранника взяли в подъезде. Когда впереди и позади него неожиданно выросли четыре незнакомые фигуры, он понял, что пришли за ним. Биденко попытался выскочить из подъезда, но его оглушили, затащили в машину, и очнулся он уже около склада, где находилась камера пыток. На голове вздулась шишка, она все еще шумела от удара, но он начал медленно соображать.

Биденко понял, что попался с пятитысячной купюрой. Отдавая ее соседу Ваське, он думал, что на алкаша никто не обратит внимания. На него и не обратили. Минут через двадцать он вернулся и отдал сдачу. Биденко обрадовался тому, что так легко разменял банкноту и теперь может легально пользоваться оставшимися от нее деньгами. Но банкноту обнаружили, Ваську вычислили, а тот, ни минуты не сомневаясь, сдал службе безопасности банка своего благодетеля. Теперь Биденко будут задавать вопросы, на которые придется отвечать. И первый из них: откуда у него появилась эта банкнота? Он, конечно, ответит, что нашел ее на тротуаре, но ему не поверят. Начнут проверять, кто он, откуда, с кем связан? Ни с Беспаловым, ни с остальными членами команды на людях и в общественных местах он не появлялся, так что засечь их вместе с ним не могли. Но на Джабраилова с Хавкиным кроме собственной службы безопасности работает и милиция, у них есть связи с ФСБ, так что при большом желании они могут выйти на всех. У Биденко больно защемило сердце. Он не боялся, что его будут пытать. Он никого не выдаст даже под пытками. Страшнее было то, что его друзей могут найти и без него. И причиной всему собственная глупость. Не позарился бы он на эту новенькую пачку денег, не оказался бы сейчас в этом складе, через который его вели, то и дело подталкивая кулаками в спину.

Биденко завели в небольшое помещение, по всей вероятности, служившее конторкой. В ней стоял узкий и длинный деревянный стол, за ним, у самой стены, такая же деревянная скамейка. Под высоким потолком горела тусклая лампочка. Биденко поставили к стене недалеко от стола. Рядом с ним встал широкоплечий кавказец, одетый во все черное. Другой такой же черный кавказец остался у дверей, которые перед этим плотно закрыли. Шуляков, которого Биденко однажды встречал, когда приходил устраиваться в банк на работу, присел на край стола. Четвертый из этой компании и, вероятно, самый главный уставился на Биденко, все время пытаясь поймать его взгляд. Потом с ядовитой ухмылкой на гладком лице произнес:

- Ну, рассказывай!

- Что рассказывать? - спросил Биденко, сделав вид, что не понимает, как он здесь оказался и чего от него хотят.

- Рассказывай, с кем и каким образом вы взяли банк и куда спрятали деньги.

- Какой банк и какие деньги? - неподдельно удивился Биденко.

Задававший вопросы кивнул кавказцу, тот, почти не поворачиваясь, нанес молниеносный и такой страшный удар в печень, что Биденко, ожидавший этого удара и готовый к нему, рухнул на пол, не успев даже охнуть. Его попытались тут же поднять, но от болевого шока он потерял сознание. Когда пришел в себя, почувствовал, что стоит у той же стены, но уже с задранными вверх руками. Его привязали к кольцу, закрепленному в стене. Теперь можно было бить, не боясь, что он упадет на землю.

Биденко поднял глаза и Лобков, а допрашивал его он, снова спросил:

- Где деньги?

- В куртке, в кармане, - сказал, морщась от боли Биденко.

Шуляков соскочил со стола, схватил его за отворот куртки, залез во внутренний карман и вытащил оттуда деньги. Это была та самая сдача, которую, купив бутылку водки, принес Васька. Шуляков бросил ее на стол и крикнул:

- Куда, сволочь, спрятал деньги банка?

- Какого банка? - снова делая вид, что не понимает, чего от него хотят, спросил Биденко. - Это все, что у меня есть. Никаких других денег нету.

- А откуда у тебя появилась вот эта купюра? - спросил Лобков, достав из бумажника и повертев перед лицом Биденко пятитысячной банкнотой.

- О ней бы и спросили, - обиженно сказал Биденко. - А то какой-то банк, какие-то деньги. В воскресенье этими пятитысячными был усеян весь тротуар. Я подобрал одну, остальные не успел. Там целая толпа их собирала.

- Где собирала и что за толпа? - спросил Лобков.

- На улице Дзержинского, - сказал Биденко.

- Возле банка «Доверие»? - спросил Шуляков.

- Откуда я знаю, есть там банк или нет, - сказал Биденко. - Вижу, люди деньги собирают. Я сунул одну бумажку в карман и пошел дальше, чтобы никто не видел. Я же не знал, что вы их потеряли.

Лобков и Шуляков незаметно переглянулись. Оба подумали о том, что Биденко может говорить правду. Лобков показал глазами на дверь и вышел из конторки. Вслед за ним вышел Шуляков.

- А не могла у них выпасть пачка денег, когда они садились в машину? - спросил Лобков.

- В принципе все возможно, - сказал Шуляков. - В такой спешке может случиться что угодно. Но проверить этого типа все равно надо. Отпускать его так нельзя. Нужно взять у него ключи и обыскать его комнату. Если он участвовал в ограблении, там наверняка есть и другие деньги. Не может быть, чтобы у него осталась всего одна банкнота.

Когда они вернулись в конторку, Биденко попросил:

- Развяжите руки, они у меня затекли.

Шуляков, набычившись, посмотрел на него, потом сказал:

- Постоишь пока так. Где у тебя ключи от дома?

- В кармане, - ответил Биденко и дернул плечом.

Шуляков вытащил из куртки ключи, сказал кавказцам, чтобы они закрылись в конторке и никого в нее не пускали, и вместе с Лобковым поехал на квартиру Биденко. Комната, в которой тот жил, была убогой. В ней стоял обшарпанный диван, небольшой стол и два стула. Да в углу - старый, рассохшийся шкаф.

Биденко хорошо понимал, что хранить у себя в комнате пачку новеньких пятитысячных купюр опасно. Он никому не сможет вразумительно объяснить, откуда они у него появились. А главное заключается в том, что номера этих купюр могли быть записаны в банке. Поэтому пользоваться ими сейчас нельзя, надо выждать время и тратить их где-нибудь подальше от Сибири.

Биденко долго думал, куда спрятать эти деньги. В диване и шкафу их все равно найдут, в столе - тем более. Он внимательно осмотрел комнату и увидел в стене над шкафом небольшую, квадратную решетку. Это было вентиляционное отверстие. Биденко достал полиэтиленовый пакет и уже начал засовывать в него деньги, когда к нему постучал Васька. Вид у него был такой жалкий, руки тряслись, а взгляд казался настолько страдальческим и беспомощным, что Биденко даже не стал спрашивать, зачем он пришел. И без того было ясно, что человек дико мучается с похмелья. Биденко сам не раз испытывал подобное состояние и хорошо знал, что это такое. Он молча достал пятитысячную купюру и протянул Ваське. Сказал только, чтобы тот принес сдачу.

Выпроводив Ваську, он осторожно снял решетку с вентиляционного отверстия и спрятал в нем деньги. Вместе с пятитысячными купюрами положил туда и тысячные, которыми тоже боялся пользоваться. Потом поставил решетку на прежнее место, сдул со шкафа крошки известки, отскочившие от стены и, отойдя на два шага, посмотрел на свою работу. Решетка стояла так, будто ее не трогали.

Осмотр комнаты Шуляков и Лобков начали со шкафа. В нем лежали две грязные рубашки, трусы и майка, на нижней полке стояла коробка с новыми туфлями. Биденко купил их только вчера. Лобков поставил эту коробку на стол. Отодвинув шкаф, они осмотрели его заднюю стенку, посмотрели под ним и занялись диваном. Они ощупали каждую его складку, распороли подушки и сиденье, но ничего не нашли. Удача ждала их в другом месте. В боковом кармане спортивной сумки, стоявшей в углу, лежало семьдесят тысяч рублей разными купюрами. Шуляков сразу схватил их и начал перебирать, пальцами ощупывая каждую. Как будто пытался таким образом отгадать ту, что лежала на полке его банка.

- Эти у вас записаны? - спросил Лобков, кивнув на деньги.

- Эти, нет, - сказал Шуляков.

Осмотр комнаты, по сути дела, ничего не дал. Забрав деньги, они поехали на склад, где их ждал Биденко. Тот все так же стоял у стены с поднятыми руками.

Лобков быстрым шагом вошел в конторку, достал из кармана деньги, небрежно бросил их на стол и сказал:

- Ну что, и теперь будешь отпираться? Эти ты тоже нашел на тротуаре?

- Эти не нашел, - сказал Биденко. - Эти мои.

- Не твои, а из банка. Вот видишь номер? - Лобков поднес пятисотрублевую купюру к лицу Биденко. - Все номера переписаны. Говори, кто твои подельники и куда вы дели остальные деньги. Где валюта?

Лобков блефовал, разыгрывая сцену, но не имевший опыта в таких делах Биденко даже не догадывался об этом. Он думал, что номера банкнот действительно переписаны и теперь его поймали с поличным. Одно он решил твердо - товарищей не выдаст даже под страхом смерти. Лобков опять кивнул кавказцу и тот второй раз нанес молниеносный удар по печени. На этот раз Биденко сгруппировался, но удар был настолько сильным, что он повис на руках и скорчился. И тут же получил новый удар. На этот раз в солнечное сплетение.

Его били долго и мучительно, но он молчал, не отвечая ни на один вопрос. Наконец Лобков понял, что истязание ничего не даст. Во всяком случае, сегодня. Убивать Биденко не входило в его планы. Лобков нутром чувствовал, что пойманный ими парень причастен к ограблению. Поэтому надо любым способом расколоть его. Ведь даже самые матерые преступники, в конце концов, сознаются в содеянном.

- Развяжи его, - сказал Лобков кавказцу.

Но это оказалось не так просто. Биденко не стоял на ногах, он висел на вытянутых руках. Петля, в которую были просунуты руки, затянулась слишком туго. Второму кавказцу пришлось положить Биденко на плечо и только после этого удалось освободить его руки. Он сполз с плеча кавказца и рухнул на пол.

- Ничего, скоро придет в себя, - сказал Лобков.

- Что будем делать? - спросил Шуляков. Он не на шутку испугался. Если Биденко умрет, от него уже не добьешься никаких показаний.

- Подождем, все равно заговорит, - успокоил его Лобков.

Биденко застонал и попытался повернуться на бок. Его сухие губы запеклись и потрескались, лицо стало белым.

- Дай ему попить, - приказал Лобков кавказцу.

- Мы не взяли с собой воды, - сказал кавказец. - Мы тоже хотим пить.

- Тогда побудьте здесь, я съезжу за водой.

- Я тоже поеду с тобой, - сказал Шуляков. - Ребятам надо привезти не только воды, но и что-нибудь перекусить.

- Что вам привезти? - спросил Лобков кавказца.

- Лаваш. Можно грилованую курицу.

- Хорошо, - сказал Лобков. - Мы скоро вернемся.

С тех пор, как они привезли сюда Биденко, его мучил один вопрос: надо ли сообщать об этом Джабраилову? Парень пока не раскололся и неизвестно, действительно ли он участвовал в ограблении или это только внутреннее ощущение самого Лобкова. И хотя интуиция ни разу не обманывала его, но ведь и на старуху бывает проруха. А вдруг он и вправду не виноват, а они его истязают? «Ну и черт с ним, что не виноват, - думал Лобков. - Пятитысячную купюру из банка он же прихватил. А раз прихватил, значит должен отвечать».

- Чего задумался? - спросил Шуляков, глядя на угрюмого Лобкова.

- Не понимаю, чего он молчит, - сказал Лобков. - Может, действительно не виноват?

- Виноват и еще как виноват, - уверенно сказал Шуляков. - Я его вспомнил. Два года назад он приходил наниматься ко мне в охрану. Но чем-то сразу не понравился и я его не взял.

- Он что, в спецназе служил? - спросил, сразу оживившись Лобков.

- Где-то служил. Где, не знаю, врать не буду. Но то, что служил, знаю наверняка.

- Завтра расскажет, где служил и с кем, - сказал Лобков.

- Почему завтра? - не понял Шуляков.

- Сегодня ему уже не до разговоров.

- Джабраилову говорить будем? - спросил Шуляков.

- Если я его сегодня найду, скажу обязательно. У него вечером важная встреча. Когда она закончится, я не знаю.

- Кто-нибудь с Кавказа?

- Я такие вопросы его гостям не задаю, - сказал Лобков.

Купив воды и курицу с лепешкой охранникам, они оставили их до утра с Биденко, а сами поехали завершать свои дела. Шуляков - в банк, а Лобков в офис, где ему хотелось встретиться с Джабраиловым. Он все же решил рассказать ему о том, что они вышли на след похищенных денег.

По дороге Лобков неожиданно встретил Ольгу Брызгунову. Она шла по тротуару в ту же сторону, куда ехал он. Лобков сначала решил не заметить ее и проехать мимо, но, поравнявшись, все же притормозил и крикнул, распахнув дверь машины:

- Мадам, вас подвезти?

- Ой, ты, надо же? - удивилась Брызгалова. - А я как раз думала о тебе.

- Ну и что же ты думала? - спросил Лобков.

За последние два месяца они виделись всего один раз, и он уже начал скучать по ней. Жена давно приелась. Брызгалова была на пятнадцать лет моложе ее, от нее всегда исходили какие-то возбуждающие токи, иногда от одного ее взгляда у Лобкова начинало стучать сердце. Сегодня она выглядела особенно привлекательной. Сев в машину и захлопнув дверку, она наклонилась к нему, подставляя щеку. Лобков поцеловал ее и, положив руку ей на колено, спросил:

- Ну, так что ты надумала?

- Поужинать с тобой, - сказала Брызгалова.

Она произнесла это так просто, словно вопрос об ужине был уже решен. В другой раз Лобков, не раздумывая, согласился бы, но сегодня ему было не до этого. Он тронул машину с места и ничего не ответил.

- Что-то случилось? - нахмурившись, спросила Брызгалова.

- Я сейчас занимаюсь одним делом, - сказал после паузы Лобков, - и ни сегодня, ни завтра не могу отлучиться даже на минуту. Джабраилов мне этого не позволит. Я - при нем.

- Что за дело? - спросила Брызгалова, явно заинтересовавшись.

- Вы тоже им занимаетесь, - сказал Лобков.

- На кого-то вышли?

- Можно сказать, что да.

Лобков замолчал, давая понять, что дальше его расспрашивать не имеет смысла, он и так сообщил больше того, что мог. Но Брызгаловой не требовалось никаких дальнейших разъяснений. Она сразу поняла, что речь идет о раскрытии ограбления банка. Сегодня утром подполковник Головченко собирал всю оперативно-розыскную группу и каждый докладывал о том, насколько продвинулся в расследовании. Результатов не было. Выйти на след преступников не удалось. А генерал каждый день требовал результаты. Закончив совещание, Головченко, как всегда, попросил Брызгалову остаться. И спросил, почти по-отцовски глядя ей в глаза:

- А что у вас?

- К сожалению, Павел Иванович, обрадовать нечем, - сказала Брызгалова. - На той стороне тоже без перемен.

Сейчас, сидя рядом с Лобковым, она понимала, что даже то, что он сказал ей, было уже слишком большим откровением. Он и так доверил ей столько, сколько не может доверить никому. Спрашивать о том, на кого они вышли, было бесполезно, Лобков все равно не скажет. Но уйти только с тем, что Лобков обронил мимоходом, она не могла.

- Так «можно сказать» или на самом деле вышли? - спросила она.

- Много будешь знать, быстро состаришься, - ответил Лобков. - А я этого не переживу.

- Женщины старятся не оттого, что много знают, а оттого, что хотят, но не могут узнать, - сказала Брызгалова. - Страшнее душевных мук нет ничего на свете.

- Чего тебе мучиться? У тебя вся жизнь впереди.

- Я из-за тебя мучаюсь, - сказала Брызгалова.

- А из-за меня чего?

Он повернулся к ней, и они встретились взглядами. И Лобков увидел в ее глазах все, чего так не хватало в жизни. Любовь, преданность, стремление помочь и поддержать в трудную минуту, безоглядную веру в себя, желание всегда быть рядом. Она положила руку на его колено и сказала:

- Я так хочу, чтобы у тебя все было хорошо. И очень хочу помочь тебе.

- Сегодня взяли одного типа, - сказал Лобков. - Но пока молчит. Ждем, когда расколется. А что у вас?

Она понимала, что должна сказать ему о том, как продвинулось расследование у них в управлении. Сказать откровенно, скрывая, может быть, только самое главное. Иначе он перестанет верить ей, и тогда от него вообще ничего не узнаешь. И поскольку скрывать было нечего, она откровенно призналась:

- У нас никаких новостей пока нет. Роемся в мелких вещественных доказательствах, но ничего существенного найти до сих пор не можем. Начальство нервничает, сегодня генерал вызывал к себе Головченко и сказал, что, по всей вероятности, надо будет приглашать группу из Москвы. На него ведь тоже давят. Его каждый день приглашает к себе губернатор.

- Всполошились все, - сказал Лобков.

- Как не всполошиться? Столько денег в банке украли, а куда они делись, до сих пор никто не знает.

- Куда тебя подвезти? - спросил Лобков.

- Если можешь, до дому.

Он высадил Брызгалову около ее дома, поцеловал в щеку и сказал:

- Как только освобожусь, сразу же позвоню. Думаю, это будет скоро.

Поднявшись к себе в квартиру, Брызгалова несколько минут ходила по комнате из угла в угол, мучаясь от терзавших ее сомнений. С одной стороны она должна была немедленно позвонить Головченко и доложить о том, что узнала. С другой - не хотела, чтобы у Лобкова возникли неприятности. Ведь если его люди изувечат подозреваемого (а то, что они его истязают, не вызывало сомнений), их могут привлечь к ответственности. Не исключено, что пострадает и сам Лобков. Но служебный долг, в конце концов, перевесил личные обстоятельства. Она достала из сумочки телефон и набрала нужный номер. Головченко ответил сразу.

- Павел Иванович, мне надо вам кое-что сообщить, - сказала Брызгалова.

- Вы откуда звоните?- спросил Головченко.

- Из дома.

- Через пятнадцать минут я буду у себя, приезжайте, - сказал подполковник и отключил телефон.

По дороге в управление Брызгалова все время думала о том, как может отразиться ее сообщение на положении Лобкова. И пришла к выводу, что никак. Если даже его люди искалечат подозреваемого, об этом никогда не узнают ни суд, ни адвокаты. Увечья должны быть подтверждены официальным медицинским свидетельством. Но пока подозреваемый будет находиться в руках дознавателей, никаких медиков к нему не пустят.

Оставалось решить одну проблему - вывести из-под удара саму Брызгалову. Лобков не должен заподозрить ее в том, что она передала информацию о задержанном в следственную группу. Но эту проблему должен решать Головченко. Он умный и все прекрасно понимает. Она верила ему и знала, что он ее не подставит.

Головченко ждал ее в кабинете сидя за столом и перебирая какие-то бумаги, но как только Брызгалова вошла, сразу встал. Он чувствовал, что она принесла важную информацию, и ему не терпелось узнать ее. Но как всякий опытный следователь понимал, что сначала надо выдержать паузу. Поэтому посадил ее за стол, снова перебрал бумаги, потом поднял голову, скользнул по лицу Брызгаловой усталым взглядом и сказал:

- Когда вы звонили, я сидел у генерала. Его опять вызывали туда, - Головченко многозначительно поднял глаза к потолку, - и спрашивали когда мы, наконец, раскроем это несчастное ограбление. Генерал, естественно, спросил об этом меня. Я ему ответил: раскроем, конечно. Только не давите, пожалуйста. Но ведь мы понимаем, что и на него тоже давят.

Здесь уже Головченко имел в виду не только себя, но и Брызгалову. Он замолчал и выразительно посмотрел на нее.

- Они нашли одного из грабителей, - сказала Брызгалова и, положив руку на стол, забарабанила пальцами.

Головченко понял, что она нервничает. Не знает, как отвести от себя подозрения Лобкова, когда он поймет, что милиция вышла на его след. Брызгалову во что бы то ни стало надо было успокоить. Головченко рассеянно зевнул, прикрыв рот ладонью, потер пальцем глаз и, как бы между прочим, спросил:

- Кто он и где находится?

- Не знаю ни того, ни другого, - сказала Брызгалова. - Знаю только, что он у них.

- Эту информацию вы получили от Лобкова?

Брызгалова кивнула. Головченко взял лежавшую на столе бумагу, некоторое время молча рассматривал ее, потом отложил в сторону и произнес:

- У вас назначена встреча с Лобковым?

Брызгалова отрицательно покачала головой.

- Если встретитесь, не задавайте ему больше никаких вопросов. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы он заподозрил вас. Сам Лобков не страшен, он не сделает вам ничего плохого. Страшен Джабраилов. Он живет по другим понятиям. Мы даже добро и зло понимаем с ним по-разному. А вам спасибо. Идите и ни о чем не беспокойтесь.

Брызгалова ушла, а Головченко тут же отправился к генералу и попросил четырех оперативников с двумя машинами. Одна должна была следить за всеми передвижениями Лобкова, другая - Джабраилова. Но генерал дал только одну машину. О том, чтобы установить слежку за Джабраиловым он не хотел даже слышать.

- Он же сразу узнает об этом, - меряя нервными шагами кабинет, сказал генерал. - И нас с тобой спросят: кто нам разрешил устраивать слежку? Ты знаешь, кто спросит. Но это в лучшем случае. Хуже будет, если наших оперативников просто застрелят. И виновных мы с тобой не найдем. Ты это тоже знаешь. Так что обходись тем, что даю.

Оперативники тут же выехали к дому Лобкова. Ждать его пришлось долго, он появился у подъезда глубокой ночью. Из дома вышел рано утром, сел в машину и поехал на рынок. Там остановился у склада, стоявшего в стороне. Посторонним машинам въезд туда был категорически запрещен. Оперативникам пришлось останавливаться на краю рынка и спешно прочесывать всю территорию, чтобы не прозевать отъезд Лобкова. Его машину они заметили издали. Вскоре к ней подъехали еще две. Из одной вышел Джабраилов, из другой его личная охрана.

Один из оперативников сразу же доложил об этом подполковнику Головченко. Тот приказал продолжать наблюдение, а сам пошел к генералу.

- Во время пришел, - сказал генерал. - Я только что получил выволочку от губернатора. Докладывай, что у тебя?

Головченко рассказал о том, что служба безопасности Джабраилова вчера захватила одного из подозреваемых в ограблении. Сейчас он, по всей вероятности, находится в помещении склада на рынке. Туда же приехали Лобков и Джабраилов. Наверное, ведут допрос.

- Почему же они не говорят ничего нам? - спросил генерал. - Почему скрывают?

- Потому что не хотят, чтобы мы узнали точную сумму украденного, - сказал Головченко. - Вместе с деньгами банка там наверняка похищены и другие. И никто не должен знать, кому они принадлежат и для чего предназначались. Это не коммерческая тайна, это прямое нарушение закона.

- Может быть, может быть, - сказал генерал неопределенно и тут же спросил:

- Что вы намерены делать?

- Продолжать наблюдение. В том числе и за Джабраиловым.

- Это выкиньте из головы, - резко сказал генерал. - Устанавливать слежку за Джабраиловым я вам категорически запрещаю.

Головченко никак не отреагировал на последнюю фразу генерала и продолжил:

- Если им потребуется еще одна машина, значит они будут перевозить подозреваемого в другое место. Мы можем выставить патруль ГИБДД и остановить эту машину для проверки документов. И таким образом получим подозреваемого в свои руки.

- А если они его не будут никуда перевозить?

- Надо придумать повод, который позволит нам легально, безо всяких подозрений со стороны Джабраилова проникнуть в склад.

- Какой повод?

- Пока не знаю. Может быть, даже устроить около склада драку и сделать так, чтобы часть драчунов скрылась в нем. Тогда мы получим законный повод провести в складе обыск.

- Думайте. - Генерал замолчал, что-то соображая, потом спросил: - Я могу сообщить о том, что мы вышли на след подозреваемого?

- Давайте подождем до завтра, - сказал Головченко. - Докладывать будем, когда он окажется в наших руках. От Джабраилова можно ожидать все, что угодно. Может случиться, что этого подозреваемого мы никогда не увидим.

- Вот этого допустить ни в коем случае нельзя, - резко произнес генерал. - Собирайте группу, думайте, что делать и приходите ко мне.

Говоря о том, что подозреваемого можно никогда не увидеть, подполковник Головченко имел в виду только одно. Его могли просто убить. Головченко не сомневался в том, что его сейчас пытают. Если приехал Джабраилов, значит, дознание вступило в решающую фазу. Лобков и его подручные пойдут на все, чтобы заставить человека сказать, где спрятаны деньги. «Интересно, - думал Головченко, - сколько все-таки было украдено? Ведь не зря же так быстро убрали Хавкина».

В случайную смерть банкира он не верил. На свете вообще не бывает случайностей. Хавкину просто помогли уйти из жизни. Причем, сделали это в высшей степени профессионально. На убийство не было и намека. Все было подстроено так, что в случайную смерть поверила даже жена Хавкина. Она убеждена, что ее муж свалился на асфальт из-за преследовавшей его депрессии. В последние дни он был очень рассеян. А на все ее расспросы отвечал только одной фразой: «Оставь меня!» «Да, - продолжал размышлять Головченко, - не зря говорят, что все большие деньги забрызганы человеческой кровью. Интересно, как чувствуют себя наши олигархи? Неужели и они живут в таком же постоянном напряжении? Конечно, в таком же. Иначе зачем каждому из них все время возить с собой целое войско охраны? А закончат они так же, как Хавкин. Может, не под колесами автомобиля, а где-то в другом месте, но конец будет одинаков». Головченко никогда бы не согласился стать миллиардером. Он был человеком других принципов жизни.

Интуиция, подкрепленная логикой размышлений, не подвела подполковника. Джабраилов действительно приехал на склад рынка, чтобы любой ценой добиться от Биденко признания. Десять миллионов долларов уже давно должны были быть на Кавказе, а он до сих пор не знал, где они находятся. Об этом знал гаденыш, которого удалось поймать Лобкову. Но гаденыш молчал и никакие методы принуждения пока не заставили его заговорить. Джабраилову не терпелось увидеть его своими глазами.

Пройдя в конторку склада, он сначала ничего не мог рассмотреть из-за того, что после яркого дневного света весь склад показался ему сплошной черной стеной. И только постояв минуту, увидел сидящего в углу человека. Его худое лицо казалось измученным, сухие, потрескавшиеся губы были черными.

- Дайте ему воды, - сказал Джабраилов и сел на лавку за стол.

Охранник налил из бутылки в пластмассовый стаканчик воды и протянул Биденко. Тот взял стаканчик и небольшими, осторожными глотками опорожнил его. Вытер ладонью губы и поставил стаканчик на пол.

- Ну, вот видишь, до чего ты себя довел? - мягко, стараясь выразить как можно больше сочувствия, произнес Джабраилов. - Зачем говоришь неправду, говоришь, что не знаешь никаких денег? Зачем врешь, что нашел пятитысячную купюру? Ты еще молодой, тебе жить надо, семью заводить, детей рожать, а ты вот тут сидишь и боишься, что тебя убьют. Скажи, где деньги, где доллары и иди на все четыре стороны. Никто тебя не обидит, я тебе слово даю.

Но Биденко даже не смотрел на него. Когда он увидел Джабраилова, понял, что это конец. О конце он знал и раньше, с той минуты, как его захватили, но ничтожная, пусть и самая призрачная надежда на спасение все же еще оставалась в нем. Теперь ее не было. Его будут пытать до тех пор, пока он не скажет, где лежат деньги. И убьют после того, как вернут их. А потом убьют Елагина, Ушакова и всех остальных. Или его одного, если он ничего не скажет.

- Чего молчишь? - спросил Джабраилов и Биденко увидел в его руках шнурок, какими связывали Хавкина и операторшу банка.

Биденко подумал, что этим шнурком сейчас начнут душить его. Но это не входило в планы Джабраилова. Он не думал о том, какой смертью умрет сидящий перед ним человек. Ему надо было узнать, где лежат деньги. Джабраилов ждал, когда заговорит Биденко, но тот молчал.

- Зачем делать себе больно? - спросил Джабраилов. - Ты думаешь, это геройство. Геройство сегодня - это иметь деньги. А большое геройство - большие деньги. Говори, куда спрятали, и будешь богатым. Будешь героем. Я дам тебе десять миллионов рублей. Купишь дом, купишь красивую женщину. Они в России дешево стоят. Могу дать и больше, если пообещаешь, что не пропьешь.

Биденко поднял на него глаза и тут же опустил их. И Джабраилов понял, что этот человек ничего не скажет. Ни дом, ни женщина для него ничего не значат. Он никогда не имел богатства и даже не представляет, какой счастливой оно может сделать жизнь человека. Для него счастье заключается в чем-то другом, но в чем именно, Джабраилов не знал. И не стремился узнать это.

- Ну, что ж, не хочешь говорить, дело твое. Знаешь правило вашей армии? «Не умеешь - научим, не хочешь - заставим». Хорошее правило. Аслан, - Джабраилов кивнул стоявшему у дверей высокому, красивому кавказцу, - займись им».

И, даже не посмотрев на Биденко, вышел.


tablica-plan-po-personalu-kniga-rascheti-fundamentov-arhiv-tom-generalnij-plan-i-transport.html
tablica-polozhenie-o-vserossijskih-sportivnih-igrah-shkolnikov-prezidentskie-sportivnie-igri.html
tablica-proizvodnih-tablica-integralov.html
tablica-ratifikacii-osnovopolagayushih-konvencij-mot-stranami-sng-informacionnij-byulleten-mezhdunarodnogo-obedineniya-profsoyuzov.html
tablica-rezultatov-ege-uchashihsya-shkoli-prikaz-ot-10-03-10g-programma-razvitiya-municipalnogo-obsheobrazovatelnogo.html
tablica-rossijskoj-federacii-ob-ohrane-okruzhayushej-sredi.html
  • shkola.bystrickaya.ru/tihonov-nikolaj.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programma-raboti-sekcii-filologiya-11-i-12-aprelya-2012-goda.html
  • vospitanie.bystrickaya.ru/zhidkie-kristalli-3.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnie-metodi-regulirovaniya-potrebleniya-teplovoj-i-elektricheskoj-energii-osnovi-energosberezheniya.html
  • writing.bystrickaya.ru/bankovskij-menedzhment-9.html
  • grade.bystrickaya.ru/na-zasedanie-komiteta-po-obespecheniyu-postuplenij-nalogov-sborov-i-povisheniyu-effektivnosti-raboti-predpriyatij.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rezultati-golosovaniya-12-chas-13-min-58-sek-s-m-mironov-predsedatelstvuyushij.html
  • studies.bystrickaya.ru/glava-5-vzglyanite-vot-portret-i-vot.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tvorcheskij-otchyot-po-teme-formirovanie-samostoyatelnosti-kak-klyuchevoj-kompetencii-v-prepodavanii-russkogo-yazika-i-literaturi-stranica-8.html
  • turn.bystrickaya.ru/plan-prikladnaya-politologiya-ee-celi-metodi-oprosnie-metodi-i-ih-rol-v-issledovanii-politicheskoj-zhizni-statisticheskie-metodi-obrabotki-i-analiza-dannih.html
  • write.bystrickaya.ru/ezhegodnij-doklad-o-deyatelnosti-upolnomochennogo-po-pravam-cheloveka-v-permskoj-oblasti-za-2002-g-stranica-2.html
  • control.bystrickaya.ru/birzha-pfts-budet-prodana-rossiyanam1-osnovnie-harakteristiki-i-osobennosti-razvitiya-fondovih-rinkov-stran-sng.html
  • learn.bystrickaya.ru/g-m-proshanskij-klassifikaciya-proektivnih-metodov-stranica-19.html
  • student.bystrickaya.ru/33-vozmozhnosti-programma-uluchsheniya-i-razvitiya-gosudarstvennoj-statistiki-kirgizskoj-respubliki-mnogoletnyaya.html
  • write.bystrickaya.ru/globalnaya-istoriya-vselennoj-fizika-chast-16.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/referat-avtori-ucheniki-8-klassa.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/glava-kniga-istoriya-nedropolzovaniya-v-rossii-vhodnoj-bilet-dlya-effektivnoj-diplomatii-natalya-chistyakova-yaroslavova-2006-g.html
  • credit.bystrickaya.ru/opros-tema-dnya-gazeta-03042009-novosti-8.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/prikaz-ot-22-dekabrya-2009-g-n-799-ob-utverzhdenii-i-vvedenii-v-dejstvie-federalnogo-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-standarta.html
  • learn.bystrickaya.ru/fenologicheskij-analiz-drevesnih-rastenij-sadov-i-parkov-sankt-peterburga-03-02-01-botanika.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vibori-izbrannie-glavi-doklada-mezhdunarodnoj-helsinkskoj-federacii-prava-cheloveka-v-regione-obse-evropa-centralnaya.html
  • paragraf.bystrickaya.ru/ya-ya-amats-sostavitel-1-go-razdela-knigi-ogon-pamyati-1944god.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/uchastie-fsfr-rossii-v-planirovanii-zasedanij-pravitelstva-i-poryadok-podgotovki-k-zasedaniyam-pravitelstva.html
  • student.bystrickaya.ru/-himicheskie-veshestva-vozdejstvie-kotorih-na-organizm-pri-opredelennih-usloviyah-vizivaet-rak-i-drugie-opuholi-katabolizm.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/milan-14941499-leonardo-da-vinchi-1982-god.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/chast-iii-osoznavaemij-obraz-zhizni-arnold-mindell-snovideniya-v-bodrstvovanii-metodi-24-chasovogo-osoznavaemogo-snovideniya-1.html
  • write.bystrickaya.ru/finikiya-finikijskie-moreplavateli.html
  • lesson.bystrickaya.ru/redaktorskij-analiz-stati-brat-dinozavra-krokodil.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/12-ustrojstvo-i-funkcii-kart-acos2-diplomnaya-rabota.html
  • books.bystrickaya.ru/chleni-centrizbirkoma-poluchili-pravo-golosa-zakonopritvorchestvo-21.html
  • grade.bystrickaya.ru/ob-itogah-operativno-sluzhebnoj-deyatelnosti-otdela-mvd-rossii-po-cherlakskomu-rajonu-po-itogam-2011-goda.html
  • klass.bystrickaya.ru/41-vliyanie-chechenskoj-vojni-na-formirovanie-vooruzhennogo-i-terroristicheskogo-podpolya-kabardino-balkarii-vzriv-na-nalchikskom-avtovokzale-28-iyunya-1996-goda.html
  • testyi.bystrickaya.ru/badarlamasi-organikali-zhne-mnajhimiyasi-ndrsn-tehnologiyasi.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-disciplini-makroekonomika-dlya-napravleniya-030300-62-psihologiya.html
  • pisat.bystrickaya.ru/sudarkina-t-dajdzhest-dlya-glavi-po-kriticheskim-zamechaniyam-predlozheniyam-i-obrasheniyam-zhitelej-po-gorodskomu-okrugu.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.