.RU

Средства усиления убедительности в учебном аргументативном дискурсе студентов


На правах рукописи


СИЛАЕВ Павел Витальевич


Средства усиления убедительности в учебном


аргументативном дискурсе студентов


Специальность 10.02.01 – русский язык


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук


Смоленск – 2010


Работа выполнена на кафедре современного русского языка

и методики его преподавания

ГОУ ВПО «Смоленский государственный университет»


Научный руководитель: доктор педагогических наук,

профессор Т.М. Зыбина


^ Официальные оппоненты: доктор филологических наук,

профессор Э.М. Береговская

(Смоленский государственный

университет)


доктор филологических наук,

профессор ^ Л.К. Граудина

(Академия повышения квалификации

и профессиональной переподготовки

работников образования, Москва)


Ведущая организация: Московский государственный

гуманитарный университет

им. М.А. Шолохова


Защита состоится « » __________ 2010 г. в «______» в зале Ученого совета на заседании диссертационного совета Д. 212.254.01 при ГОУ ВПО «Смоленский государственный университет» по адресу: 214000, Смоленск, ул. Пржевальского, 4.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке СмолГУ.


Автореферат разослан « » _______________ 2010 г.


Ученый секретарь диссертационного совета

доктор филологических наук, профессор Н.А. Максимчук

^ ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ


Диссертационная работа посвящена исследованию средств усиления убедительности в подготовленной речи студентов в рамках учебного аргументативного дискурса и выполнена в русле коммуникативной лингвистики и дискурсивного анализа устной речи.

^ Актуальность исследования. Несмотря на свою многовековую историю, изучение аргументации (далее сокр. А.) еще не оформилось как единая, общепринятая теория, так как ни один из существующих подходов, применимый для определенной сферы коммуникации, не позволил построить всеобъемлющую научную концепцию, адекватную исследуемому объекту. В настоящее время поиски теоретической основы А. приобрели междисциплинарный характер и для изучения современных аргументативных текстов помимо риторики и логики стали активно использоваться результаты других наук о человеке, предоставляющих новые, более точные средства анализа и моделирования аргументативного процесса. Антропоцентрический подход, основанный на детальном описании и анализе аргументативного дискурса, позволяет выстраивать системную модель А. посредством выявления логико-когнитивно-риторических структур в аргументативном тексте, обеспечивая наиболее адекватное восприятие как всего аргументативного текста в целом, так и его отдельных элементов (В.Н. Брюшинкин).

На нынешнем этапе развития наук наблюдается возросший интерес к изучению А. в разных видах и жанрах устных текстов. Исследования последних десятилетий (Н.Д. Арутюнова, А.Н. Баранов, Н.Е. Бардина, А.Д. Белова, А.А. Волков, В.З. Демьянков, Ф. ван Еемерен, Р. Гроотендорст, Д.В. Зайцев, Л.Ю. Иванов, В.И. Карасик, Н.И. Махновская, В.П. Москвин, И.А. Стернин, Л.В. Стешов, Н.Ю. Фанян, В.П. Шейнов и др.) продиктованы стремлением возродить существовавшие риторические традиции и осмыслить особенности создания и воспроизведения аргументативной речи, не получившие должного объяснения в свете современной лингвистики.

Недостаточная изученность А. в современных подготовленных речах людей, только начинающих ораторскую практику, на фоне значительного усиления интереса к проблемам построения А. в публичной речи обусловили актуальность нашего исследования. Изучение средств усиления убедительности аргументативных речей проводилось на границе интересов традиционной лингвистики, социо- и прагмалингвистики, стилистики и дискурсивного анализа. Именно дискурсивный подход к изучению публичной аргументативной речи, ориентированный на условия речевой ситуации, ее участников, учет когнитивных предпосылок коммуникативного процесса и прагматических намерений говорящего и слушающего, позволил интегрировать в описании материала единицы различных уровней и дать развернутый анализ средств усиления убедительности в этом виде речей.

Цель нашего исследования заключается в выявлении, описании и классификации средств усиления убедительности риторической А. в учебном аргументативном дискурсе (далее сокр. УАД) студентов.

Общая цель исследования предопределяет постановку и решение следующих задач:

1) выработать необходимый инструментарий исследования средств усиления убедительности на основе анализа существующих современных подходов к изучению А.;

2) рассмотреть А. в контексте дискурсивного подхода;

3) определить специфику публичной аргументативной речи студентов на основе анализа публичной речи как разновидности устной речи;

4) дать описание УАДа как проективного типа педагогического дискурса;

5) выделить закономерности использования средств усиления убедительности в УАДе и на основе полученных результатов предложить классификацию средств усиления убедительности с учетом их функционирования на различных языковых уровнях;

6) дать характеристику ментально-когнитивных особенностей А. в русском УАДе, используя учебные аргументативные речи на английском языке.

^ Гипотеза исследования заключается в следующем. Если выработать комплексный инструментарий исследования средств усиления убедительности и проанализировать с его помощью публичную аргументативную речь студентов, то можно выделить закономерности использования данных средств в УАДе и на основе полученных результатов создать классификацию, дающую адекватное представление об убеждающей стратегии риторической А. в устной речи.

Объектом исследования послужили публичные аргументативные речи студентов факультета иностранных языков. ^ Предмет исследования – средства усиления убедительности риторической аргументации в учебном аргументативном дискурсе.

Характер диссертационной работы предполагает обращение к комплексной методике анализа материала. Использовались следующие методы: аналитико-синтетический, дискурсивный, сравнительно-сопоставитель- ный, классификационный, статистический с использованием компьютерных методов обработки материала.

^ Материалом анализа послужили расшифрованные диктофонные записи публичных аргументативных речей студентов факультета иностранных языков СмолГУ, произведенные в 2005-2008 гг. на занятиях по элективному курсу «Риторика» на втором и третьем курсах (корпус из 300 текстов составляет 30 258 словоупотреблений).

^ Теоретическая значимость исследования заключается в следующем:

Предложена ядерная структура построения риторической А. в публичной аргументативной речи студентов.

Выделены универсальные компоненты публичной аргументативной речи: верификационные, валентные и эмотивные средства, являющиеся ее аргументативными скрепами и обладающие структурообразующим воздействием на построение аргументативного каркаса речи.

^ Практическая значимость исследования обусловлена возможностью использования его результатов в практике вузовского преподавания при подготовке общих и специальных курсов по культуре речи, стилистике, речевой коммуникации, педагогической риторике.

Положения, выносимые на защиту:

1. Адекватный анализ средств усиления убедительности в публичной аргументативной речи возможен в русле дискурсивного подхода при использовании особого инструментария исследования, включающего в себя преимущества синтетического подхода к исследованиям А., и учете специфических признаков устности публичной речи.

2. Сложная конфигурация социальных ролей участников УАДа обусловливает видоизмененную иерархию ценностных ориентиров выступающего в УАДе при изложении подготовленной А., что находит свое отражение в проанализированных средствах усиления убедительности.

3. Риторическая А. в публичной аргументативной речи студентов является сложной ядерной структурой с переменным количеством релятивных элементов – суждений, сопрягающихся с ядром-тезисом при помощи свойств верификации, валентности и эмотивности. Данные свойства помогают удерживать вокруг ядра-тезиса аргументы как элементы единой аргументативной системы и проявляются определенным набором языковых средств. Верификационные, валентные и эмотивные средства усиливают воздействие устной А. и являются отражением убеждающей стратегии УАДа студентов.

4. Основные ментально-когнитивные характеристики, отражающие ценностные стереотипы национального характера в русском УАДе (по сравнению с английским): повышенная эмотивность и категоричность выражения аргументов при более низкой диалогизации аргументативного текста. Они свидетельствуют о более выраженной Я-позиции выступающего с публичной аргументативной речью и требуют перекодировки при переходе на иностранный язык.

^ Теоретической базой диссертации послужили работы:

^ Достоверность и обоснованность результатов исследования обеспечивается опорой на фундаментальные теории и концепции в области лингвистики, риторики и дискурсивного анализа, использованием комплекса взаимодополняющих методов исследования, адекватных его целям, задачам, природе изучаемого явления, а также репрезентативностью анализируемого материала.

^ Апробация результатов работы проводилась на заседаниях кафедры современного русского языка и методики его преподавания СмолГУ (2006-2009 гг.) и на заседаниях кафедры английского языка и методики его преподавания СмолГУ (2008-2009 гг.). Основные положения диссертации изложены в четырнадцати публикациях, включая статью в рекомендованном ВАК РФ журнале «Вестник Московского государственного областного университета», и в докладах на межвузовских и региональных конференциях: «Риторика в свете современной лингвистики» (Смоленск, 2005, 2007, 2009), «Риторика и культура речи в современном обществе и образовании» (Москва, 2006, Ярославль, 2007), «Язык и культура» (Смоленск, 2007).

^ Научная новизна исследования заключается в том, что комплексный лингвистический анализ УАДа позволил создать классификацию средств усиления убедительности в публичной аргументативной речи студентов и выделить ментально-когнитивные характеристики языковой личности в данном виде дискурса.

^ Результаты исследования.

1. УАД представлен как проективный тип педагогического дискурса, характеризуемый целенаправленной и последовательной многоступенчатой системой взаимодействия интенций трех участников: выступающего студента, студенческой аудитории и координатора-преподавателя.

2. Предложен анализ публичной аргументативной речи студентов как сложной ядерной структуры с переменным количеством релятивных элементов-суждений, сопрягающихся с ядром-тезисом при помощи средств верификации, валентности и эмотивности.

3. Представлена классификация средств убедительности УАДа на дискурсивном, лексико-грамматическом, синтаксическом и стилистическом уровнях.

4. На основе сравнительно-сопоставительного анализа русского и английского УАДов отмечены стержневые ментально-когнитивные характеристики средств усиления убедительности русского УАДа – коммуникативные ценностные стереотипы национального характера как базовые составляющие когнитивного аргументативного аппарата языковой личности студента.

^ Структура и объем работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы (245 источников) и приложений (образцы расшифрованных диктофонных записей публичной аргументативной речи). Основной текст диссертации составляет 155 страниц и включает 6 таблиц.


^ Основное содержание работы


Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность и научная новизна, указываются цель, задачи и методы исследования, определяются его теоретическая и практическая значимость, излагаются основные положения, выносимые на защиту.

^ В первой главе «Дискурсивный подход к изучению публичной аргументативной речи» рассматриваются современные подходы к изучению А., структура и базовые элементы аргументативного текста, виды А. по форме изложения и основным приемам воздействия, дается сопоставительный анализ логической и риторической А.

Многообразие видов А. как коммуникативной деятельности человека объясняет интегральный характер ее теории и существование разных подходов к ее изучению. Для выработки необходимого инструментария исследования публичной аргументативной речи (далее сокр. ПАР) были использованы преимущества синтетического подхода при рассмотрении базовых элементов и структуры А., а именно, работы неоритористов Х. Перельмана, Л. Ольбрехт-Тытеки, Ф. ван Еемерена и Р. Гроотендорста, а также когнитивистов А.Д. Беловой, Н.Д. Арутюновой, В.З. Демьянкова и Н.Ю. Фанян.

Представители синтетического подхода рассматривают риторическую А. в публичной речи как совокупность рациональных (логических) и иррациональных (риторических) аргументов, демонстрация которых происходит не только по строгим законам логики, но может образовывать свободные «алогичные» сочетания. При этом внелогические вербальные компоненты (риторические аргументы, риторические фигуры, риторические особенности построения речи) берут на себя функцию усиления процесса доказательства и обеспечения нужного эффекта.

Вслед за А.Д. Беловой, мы рассматриваем А. как «коммуникативную деятельность субъекта в триединстве вербального, невербального и экстралингвистического, целью которой является убеждение адресата через обоснование правильности своей позиции»1, реализующуюся как аргументативный дискурс, определяющими особенностями которого становится противоречие, выражающееся в когнитивном или аксиологическом конфликте, в столкновении мнений.

Главными аргументативно-релевантными категориями в этом типе дискурса становятся категории отрицания, модальности и каузативности, имеющие статус универсальных суперкатегорий. Данные категории на лингвистическом уровне находят свое опосредованное отражение в выделенных и проанализированных нами во второй главе средствах, усиливающих убедительность аргументов в ПАР.

Устная форма ПАР определяет ее специфические свойства:

во-первых, это звучащая речь, воспринимаемая на слух. В ней обязательно присутствует некоторая степень спонтанности, причем интенсивность проявления спонтанности зависит от многих причин, в том числе от наличия или отсутствия письменного подготовленного текста речи и от типа речевой культуры, к которому можно отнести выступающего в УАДе. В то же время спонтанностью объясняется частое использование средств усиления убедительности как элементов фиксации аргументативного каркаса речи;

во-вторых, ПАР всегда обращена сразу к двум адресатам: студенческой аудитории и координатору с разной системой ценностных ориентиров, что объясняет неоднородность используемых аргументов и средств, усиливающих их убедительность;

в-третьих, этот тип речи произносится в рамках педагогической коммуникации и имеет, помимо убеждающей, обучающую цель. Обязательный анализ А. в рамках УАДа вырабатывает у студентов умение отличать аргументы от средств усиления убедительности, повышая степень адекватности восприятия А. в ПАР.

ПАР является сложным функционально-стилевым образованием, находясь на пересечении письменной разновидности кодифицированного литературного языка и его устно-разговорной разновидности. Она результат сближения литературного и обиходного разговорного языка, что подтверждается многочисленными вкраплениями элементов разговорной речи, особенно отчетливо это проявляется на синтаксическом и лексическом уровнях. Однако условие ее реализации – учебная коммуникация и приоритетность оценок речи координатором (преподавателем), что осознает выступающий, – делают

1Белова А.Д. Лингвистические аспекты аргументации. Киев: ИИА «Астрея», 1997. С. 132.

такие вставки немногочисленными. В ходе нашего исследования были зафиксированы случаи, когда сознательное использование выступающим таких «иностилевых» устно-речевых средств способствовало усилению убеждающего воздействия в аргументативном дискурсе.

^ Во второй главе «Средства усиления убедительности в учебном аргументативном дискурсе» дан анализ УАДа как проективного типа педагогического дискурса с позиции социо- и прагмалингвистики. Для этого была использована модель институционального дискурса, предложенная В.И. Карасиком.

УАД характеризуется целенаправленной и последовательной многоступенчатой системой взаимодействия интенций трех его участников: выступающего студента (агента), студенческой аудитории (клиента) и координатора-преподавателя. На протяжении дискурса участники используют определенный набор коммуникативных ходов, взаимодействие между которыми определяется сложной системой коммуникативных стратегий, основными из которых являются убеждение и анализ его эффективности. Когнитивный сценарий УАДа можно описать, рассмотрев его коммуникативные ходы и реализуемые на каждом из них когнитивные стратегии.


^ Таблица 1


Когнитивный сценарий учебного аргументативного дискурса (УАДа)


^ Коммуникативные ходы УАДа

Когнитивные стратегии

1. Вступительная речь координатора УАДа (подготовленная монологическая аргументация)

Первоначальное формирование ожиданий клиента, усиление компетентности агента, проявление кооперативности по отношению к агенту

2. Аргументативное выступление агента (подготовленная монологическая аргументация)

Убеждение клиента посредством устранения когнитивного или аксиологического конфликта, заявленного в теме выступления; модификация когнитивного фрейма клиента, его представлений о картине мира

3. Анализ аргументативного выступления клиентом (спонтанная диалогическая аргументация)

Определение коммуникативных намерений агента, оценка степени воздействия (успешности) аргументации в выступлении

4. Заключительные слова координатора (спонтанная монологическая аргументация)

Проявление кооперативности по отношению к клиенту и/или агенту; оценка успешности всего УАДа (анализ подготовленной аргументации агента и спонтанной аргументации клиента)


Цель УАДа – сформировать у студентов аргументативную компетенцию, то есть обучить умению выстраивать грамотные устные аргументативные выступления и правильно такие выступления оценивать. Сложная конфигурация социальных ролей УАДа обусловливает видоизмененную иерархию ценностных ориентиров выступающего в УАДе при изложении подготовленной А.: оратор учитывает систему ценностей двух адресатов – аудитории и координатора, осознавая приоритетность оценок последнего. Это напрямую отражается на выборе аргументов, их количестве и качестве, а также на проанализированных нами средствах усиления убедительности.

На основании результатов практического материала исследования А., производимая в ПАР студентов, была описана как сложная ядерная структура с переменным количеством релятивных элементов – суждений, сопрягающихся с ядром-тезисом при помощи трех групп средств: верификации, валентности и эмотивности. Каждая группа проявляется определенным набором языковых компонентов, которые могут дублировать или заменять друг друга.

Верификация – свойство языковых и дискурсивных компонентов А. отображать категорию истинности или создавать для участников УАДа ощущение правдоподобности приводимых аргументов (мы сочли целесообразным использовать существующий термин, сфокусировавшись не на его процессуальном, а результативном аспекте). В УАДе верификация ориентирована на фактор вероятности, опираясь лишь на допустимость используемых утверждений, основанных на их «правдоподобности», схожести с общепризнанными аксиомами, и реализуется при помощи разнообразных верификационных средств. Больше всего верификационные средства проявляются на дискурсивном уровне, образуя следующие аргументативные тактики:

^ Тактика установления доверительных отношений (14,6% от всех верификационных средств усиления убедительности). Выступающий формирует образ адресата, часто с подчеркиванием его положительных сторон. Акцентируется его культурный и образовательный уровень, социальный статус, эмоциональные особенности психики, настоящие и потенциальные характеристики (Из курса психологии вы все знаете…/ Как будущие родители, я думаю, вы должны знать…/ Я выскажу точку зрения женской половины нашего общества, большинства из присутствующих здесь замечательных людей… / Эта тема, я думаю, наиболее актуальна для нас / молодых / людей со свежим взглядом на жизнь …).

** Я думаю / вы во время учебы не раз могли наблюдать следующую картину … // Нам, современным студентам, приходится совмещать работу и тягу к знаниям // (Семья или карьера в 22 года?).2

Тактика подчеркивания искренности (10,1%) проявляется следующим образом.

1. Формирование образа адресанта в качестве человека, имеющего такие же недостатки, что, возможно, и адресат (5,7%). Такая идентификация высту-




2 Здесь и далее в скобках указаны темы выступлений студентов в УАДе.


пает как средство «солидаризации» главных участников УАДа.

** Каждый в этой аудитории был или является студентом // Каждый раз я просыпаюсь с мыслью о том / что нужно идти в университет / и иду / или не иду // (Посещение университетских лекций должно быть свободным или обязательным?).

2. Обращение к собственному положительному или отрицательному жизненному опыту (4,4%). Говорящий, осознавая силу воздействия такого иллюстрирования на адресата, выделяет для него особую позицию в аргументативной схеме выступления: в большинстве случаев он занимает место последнего самого сильного аргумента, предваряющего вывод.

** ^ Совсем недавно моя однокурсница рассказала мне о таком происшествии // Ее мама возвращалась домой в семь часов утра // и двое молодых людей вырвали у нее сумку из рук // (Причины преступности среди молодежи).

Тактика придания «наукообразности» (25,5%) создает в ПАР ощущение основательности, солидности, приближая ее к научному стилю или имитируя его. Для этого используются следующие приемы.

1. Указание на возможные варианты развития событий, использование классификаций, создание собственных классификаций (10,5%).

** Я бы ввела такую классификацию среди феминисток / есть убежденные феминистки / и есть слабые женщины / которые, прикрываясь этим понятием / хотят для окружающих быть самодостаточными и счастливыми // (Феминизм – наше неизбежное будущее?).

2. Точная или неточная «ссылка на авторитеты» (6,9% и 8,1%). Особенностью использования аргумента «ссылка на авторитеты» в рассматриваемых речах является отсутствие конкретной адресации источника (По статистике… / Из исследований психологов … / По многочисленным исследованиям… / В печати часто стали появляться подтверждения …).

** Но учеными было доказано неоднократно / я эту точку зрения разделяю / что телевидение – это самое популярное средство массовой информации // (Влияние кино и телевидения на молодое поколение).

На лексико-грамматическом уровне доминантными средствами верификации становятся разные виды повторов акцентуаторов категоричности высказывания (термин М.Н. Кожиной), образующие верификационную сетку аргументативного текста, дублирующую или заменяющую принципы построения А. (15%). Чаще всего в таких повторах употребляются модальные слова категории персуазивности (безусловно, конечно, действительно и др.), иногда фатические операторы (согласитесь, представьте и др.), а также глаголы (считать, утверждать и др.), краткие прилагательные (убеждена, уверена и др.) и прилагательные категории оценки (неприемлемый, верный, правильный и др.). В качестве верификационных средств усиления категоричности приводимых аргументов используются также отдельные слова из лексического поля «убеждение» (11,7%), встречаются и их варианты, свойственные разговорной речи (решение будет по-любому (зн. несомненно) оправдано / предложение как ни крути (зн. действительно) верное / такие примеры серьезно (зн. безусловно) впечатляют).

Для усиления убеждающего воздействия в ПАР говорящий прибегает к прямому маркированию аргументативных понятий в сознании адресата при помощи слов, входящих в лексическое поле понятия «аргументация» (6,9%) – аргумент, тезис, причина, следствие и др. (Хотела бы выделить важную причину / Таким образом, на основе этих аргументов).

** Как вы видите / из этого аргумента вытекает еще один аргумент / и аргумент значительный // мы не можем судить людей, покидающих Родину / так как многие из них видят в этом единственную возможность обеспечить детям хорошее будущее // (Эмиграция и современное понимание патриотизма).

К средствам ослабления категоричности аргументов относятся глаголы, описывающие процесс размышления в сочетании с условным наклонением (8,9%), а также модальные слова разряда персуазивности (относительной достоверности сообщаемого) и разряда авторизации (сначала я подумала … / но потом я думала … / я задумалась … / мне кажется … / Я не знала, честно … / Теперь я смотрю на него, и мне кажется) в сочетании с условным наклонением, а также модальные слова разряда персуазивности, в данном случае относительной достоверности сообщаемого (вероятно, так бывает / может быть, это и оправданно), модальные слова разряда авторизации, то есть связывающие достоверность информации с источником (скажем так / по-моему).

** ^ Я бы поставила здесь многоточие / поскольку феминизм / это не просто неизбежное будущее нашего общества // Это даже в некоторой степени актуальная проблема нашего общества //… я бы назвала ее проблемой // … Я не хотела бы обобщать мужское мнение / оскорблять присутствующих здесь мужчин // (Феминизм – наше неизбежное будущее?).

Встречаются случаи выражения относительной персуазивности средствами разговорной речи (получается такого рода замкнутый круг… / Я считаю гражданский брак хотя бы одной из основных форм существования молодой семьи …/ и это в некоторой степени что ли нужное для этого возраста решение). Средства ослабления категоричности высказываемых аргументов на протяжении текста речей почти не образуют повторов, так как итеративность данных элементов характеризует говорящего как человека неуверенного, сомневающегося во всем, что противоречит интенциям участников аргументативной коммуникации.

На синтаксическом уровне к верификационным средствам усиления категоричности высказываемых аргументов мы относим удлинение однородного ряда описываемых явлений (5,3%). Сознательная амплификация сочинительного, чаще всего бессоюзного, ряда вызывает у адресата ощущение множества, укрупняя приводимый аргумент, делая его менее спорным, формируя у адресата ошибочное представление о наличии бóльшего количества доводов в речи, чем это есть на самом деле.

** ^ Возьмем моду // Кринолины / декольте / корсеты / кружева / пышные юбки вместо джинсов и футболок / шикарные гусарские мундиры / а не банальный камуфляж // Может быть, все это не так удобно / но красиво же! // А насколько интересней! // Да что там мода! // Только представьте / в том далеком 19 веке этот человек мог быть кем угодно / крестьянином / аристократом / купцом / капитаном парусника / искателем приключений / первооткрывателем / а может быть / даже принцессой // (Смог бы современный человек жить в 19-ом веке?).

Случаи самоперебивов и самоуточнений (2%), возникающие в результате смещения общелитературной синтаксической перспективы высказывания в устной речи, являются не только индикаторами спонтанности устной речи. Такие конструкции в УАДе приобретают дополнительную функцию: способствуют установлению доверительных отношений говорящего и адресата.

** Мы становимся феминистично настроенными / не знаю, как точнее или правильнее это выразить / по отношению к исконно мужским ролям отца / бойца / руководителя // (Феминизм – наше неизбежное будущее?).

Валентность – свойство, отражающее логичность связи аргументов или «навязывание» адресату подобной логичности. Валентность способствует объединению аргументов как микротекстов разного объема, имеющих одну макротему – тезис. Используя средства валентности, оратор маркирует в сознании слушателей элементы А., а наличие избыточной информации в ПАР студентов объясняет пунктирный характер и необходимость такого маркирования.

На дискурсивном уровне валентность проявляется в виде использования смысловых моделей-топов, выделенных еще Аристотелем в своей «Риторике». Они располагаются в начале речи и строятся на антитезном сравнении разных предметов и явлений.

^ Модель-топ «предыдущее и последующее» оформляется такими словами, как: тогда … сейчас… / раньше … теперь … / во времена революции … в наше время криминала ... / тогда … на данном этапе … (12,7%).

** Раньше считалось / что семья – это необходимое условие выражения человека в обществе … // А сейчас же люди стараются быть как можно более независимыми друг от друга / и не хотят / чтобы кто-то нарушил их личную свободу // (Станет ли гражданский брак основной формой существования современной молодой семьи?).

^ Модель-топ «противопоставление несходных вещей, явлений, людей» оформляется такими словами, как: мы, молодые … / остальные – взрослые, родители, дети (4,3%).

** Мы / молодые / по-другому смотрим на такие проблемы // Нам не так страшно, может быть / как нашим родителям / пробовать новое / вступать в свободные отношения / меньше зависеть друг от друга в быту и в карьерных вопросах // (Семья или карьера в 22 года?).

В конце ПАР студенты прибегают к использованию клишированных мест (стандартных суждений, не содержащих ничего нового банальных утверждений). Такой прием сигнализирует о дистанцировании, отстранении от принятия вывода. В некоторых случаях такие приемы маскируют отсутствие в речи собственного тезиса, и тогда ПАР строится как антитезное раскрытие темы (Скучная хорошо оплачиваемая работа или интересная работа за небольшие деньги? / Семья или карьера в 22 года?).

Клише «человек может все» оформляется такими словами, как: сильные люди могут все / человек – творец своей судьбы / все в наших руках (5,9%).

** Мне кажется / я глубоко убеждена в этом / все в наших руках // Мы сможем позаботиться о своей стране / о доме, в котором мы живем // (Эмиграция и современное понимание патриотизма).

Клише «cамостоятельность выбора каждого» – с одной стороны, отражает смягчение категоричности вывода, с другой стороны, это замена вывода, нежелание делать вывод (1,7 %).

** ^ Здесь вообще, я считаю / нет правильного ответа на этот вопрос // Каждый выбирает, что для него главное // (Зачем нужны дипломы о высшем образовании при современной ситуации на рынке труда?).

На лексико-грамматическом уровне валентность реализуется при помощи следующих средств.

1. Метатекстовые операторы – показатели порядка изложения суждений, выраженных нейтральными словами, а также средствами разговорной лексики (23,7%). Даже специфическое употребление подобных нумеративных коннекторов работает на создание аргументативной когезии речи (их одиночное использование, одновременное использование и метатекстовых операторов, и вопросов для ввода аргументов, концентрированное использование нумеративных коннекторов в выводе).

** ^ Когда исполняется 22 года, то я считаю // что можно все-таки выбрать семью // Объясню, почему // Значит, во-первых / почему бы нам не рассмотреть семью в плане следующем? … // Во-вторых, что же получается в таком случае? // Это все пустые двадцать комнат, которые не наполнены детским смехом, каким-то шумом // (Семья или карьера в 22 года?).

2. Повторяющиеся фатические операторы (22%), компенсирующие недостаток использования нумеративных коннекторов. Часто они выражаются средствами разговорной речи (выходит … выходит … / и дальше … понимаете, есть еще вариант … / представьте другую сторону медали …).

** Смотрите сами: 22 года – это расцвет умственных и физических возможностей … // Cмотрите / наше время изменилось, и на женщин сейчас накладывается не меньше ответственности / чем на современных мужчин … // (Семья или карьера в 22 года?).

3. Повторяющиеся противительные союзы (3,4%).

** Но единственное, что меня пугает на сегодняшний момент / это насилие на телевидении … // Но, опять же, я возвращаюсь к внутреннему миру человека / к его позиции … // Но все же выбор вообще на телевидении и в кино очень широк / и вы можете найти то / что вам нравится по вашим интересам // (Влияние кино и телевидения на формирование молодого поколения).

4. Использование дистантного повтора ключевых слов, входящих в название темы (4,2%). В отличие от письменной речи подобные слова редко заменяются синонимами или местоимениями и не несут в себе дополнительной смысловой нагрузки, помогающей раскрытию приводимых аргументов. В то время как в ПАР опытных ораторов употребление ключевых слов (культурем, мифологем, аксиологем, идеиологем) нацелено на формирование или частичную коррекцию системы ценностей адресата, что превращает их в заметные средства эмотивности (объем реферата не позволяет нам привести подобный пример).

В качестве валентных средств могут выступать средства верификации и эмотивности, построенные на дистантном повторе, особенно модальные слова разряда фатических операторов (5,9%). Компенсируя отсутствие валентных средств, они также скрепляют аргументы, при этом усиливая уже на этапе предъявления их эмоциональное воздействие или подчеркивая их «соответствие истинности» (к сожалению .... к сожалению … / действительно … действительно / я абсолютно уверена, что … я глубоко уверена, что …).

** К сожалению, в настоящее время многое зависит от обстоятельств … // К сожалению, мы должны думать о наших детях и стабильности нашей семьи / о том, что мы будем есть и носить завтра // (Семья или карьера в 22 года?).

К данному явлению компенсации валентности средствами верификации мы также относим введение аргументов при помощи слов «аргумент», «тезис», «доказательство» (но есть аргумент и в пользу гражданского брака, и такой сильный аргумент в том, что гражданский брак формально менее ограничен / а ведь мы помним, что наш тезис – отъезд из России – это не сигнал об отсутствии патриотизма …).

На синтаксическом уровне для организации аргументов в единую аргументативную схему выступающий в УАДе использует вопросно-ответный ход, который может охватывать большую часть текста, способствуя усилению диалогизации произносимой речи (16,2%). Чаще всего используются вопросительные предложения местоименного строения, позволяющие дать развернутый аргументативный ответ (Почему? И что потом? Какой в этом смысл, спросите вы? Что же выбрать?). Усилению риторического воздействия таких элементов «сквозного» вопросно-ответного хода способствует их краткость и наличие частиц (неужели, же, так). Такие вопросы не только акцентируют внимание на переходе от одного аргумента к другому, но и создают эмоционально окрашенный, взволнованный тон речи.

** Семья или карьера в 22 года? // (…) Так в чем же все-таки состоит эта проблема? // Или / может быть / ее вовсе нет?// Может быть, нам не стоит ничего придумывать / и судьба все решит за нас? … Так что же все-таки выбрать?// Семья – это, конечно, хорошо / это дети / любимый человек и тепло домашнего очага // Но мы все знаем, что это должно быть подкреплено финансами … // Так какой тогда в этом смысл? // В таком возрасте родители хотят сбежать куда-нибудь повеселиться / и их любимые чада / как правило / остаются с бабушками и дедушками // (…) А какое положение у девушки в 22 года? … // (Семья или карьера в 22 года?).

Эмотивность – свойство эмоционально и аксиологически маркированных компонентов А. фокусировать и усиливать убеждающее воздействие на адресата. Именно такое понимание термина «эмотивности» позволило нам выделить и проанализировать средства экспрессивности, способствующие реализации аргументативной стратегии речи, и не рассматривать случаи их использования для реализации функций общеэстетического характера.

На лексико-грамматическом уровне эмотивность реализуется при помощи следующих средств.

1. Разговорная и просторечная лексика для создания стилистического контраста в аргументах против доказываемого тезиса (9,4%).

** ^ И затягивает такие пары банальная бытовая житуха // (Станет ли гражданский брак основной формой существования современной молодой семьи?).

2. Аккумуляция оценочных прилагательных на малом отрезке текста, создающая наиболее «плотные» участки аксиологического поля аргументативного текста (11,9%).

** Проведя несколько скучных часов на такой работе, вы вполне можете обеспечить себе хорошее здоровье / красивую женщину и умных детей // (Скучная работа за большие деньги или интересная за небольшие?).

3. Разные виды повтора эмотивных средств (19,7%). В отличие от верификационных повторов, цель которых – усиление связи с истинностью, эмотивные помогают говорящему усилить актуальность описываемых явлений для адресата, поэтому в них используются слова, несущие особое значение для адресата, слова-концепты (карьера, счастье, независимость, будущее и т.д.), а также эпитеты и слова категории оценки (современный, главный, интересный и т.д.).

** Чаще всего вот этот отрицательный эффект / отрицательное влияние рекламы, которую мы не осознаем / отрицательное ее действие и сказывается на нас больше всего // (Реклама влияет на нас больше, чем мы думаем).

4. Суффиксы со значением уменьшения и увеличения, создающие иронично-пренебрежительную тональность речи и используемые выступающим для демонстрации негативного отношения к аргументам «против» (6,2%).

** ^ Мало кто откажется устроить родственничка или собственную деточку на хорошее / денежное место // (Семья или карьера в 22?).

** В любом книжном магазине можно увидеть длиннющие полки, заставленные детективами // (“Эпидемия” детектива в современной литературе).

5. Использование повторов отрицательной частицы не/ни или приставки не-/ни- (17,9%). Набольший эффект достигается, когда таких элементов не менее трех.

** ^ В качестве покупателей / избирателей мы зачастую идем на многое / что нам на самом деле не так уж и нужно / а иногда совсем не нужно // И в результате выигрываем не мы // Не будем же так наивны и доверчивы // (Реклама меняет нашу жизнь больше, чем мы думаем).

Отрицательная приставка не- может использоваться для создания окказиональных антонимов (это какое-то невзросление, непрорастаемость до нового уровня собственной самостоятельности). Чаще всего порождение окказионализмов с приставкой не- происходит в тех случаях, когда говорящему необходимо указать наличие противоположных бинарных качеств или явлений, а времени на поиск нужного слова нет (научились выражать свои желанья и нежеланья; забывают про свои хотенья и нехотенья; работа, что одинаково даст им посулы и непосулы; слушают про чужие карьеры и думают про свои ужасные некарьеры). Устное воспроизведение аргументативного текста позволяет говорящему интонационно выделять такие окказионализмы, превращая их из речевых недочетов в элементы языковой игры.
^ На синтаксическом уровне эмотивность реализуется при помощи следующих средств.
1. Побудительные предложения или их повторы, вводящие аргументы. Хотя такое употребление более типично для агитационного или торжественного типа речи, в ПАР побудительные предложения усиливают степень диалогизации всего аргументативного текста (2,5%).

** Помните / лучше там, где нас нет … // Подумайте о том, кто имеет скучную работу практически за копейки! // А семья / что же ваша семья? Представьте, как быстро вы побежите домой после утомительного рабочего дня на нелюбимой работе … // И не забудьте / ребенок ждет вас обязательно с подарком … // (Скучная работа за большие деньги или интересная работа за небольшие?).

2. Скопление риторических вопросов. Такие эмоциональные «каскады риторических вопросов» (термин А.П. Сковородникова) иногда завершаются обобщающим утвердительным предложением, выражающим дополнительную оценку описываемому явлению или дополнительные пояснения, образуя период (1,8%).

** ^ Почему люди выбирают концерт Петросяна / а не концерт джазовой музыки по каналу «Культура»? // Почему низкий рейтинг у канала «Культура» / и его никто не смотрит? // Почему низкие рейтинги у хороших действительно сериалов / в которых действительно есть толк?// Непонятно // (Влияние современного кино и телевидения на современную молодежь).

3. Смещение синтаксической перспективы высказывания (2,5%). Особое эмоциональное воздействие в устной речи приобретают предложения с измененными привычными тема-рематическими отношениями, где смысловой центр переносится в конец предложения. Во всех обнаруженных нами примерах таким «конечным» центром становятся слова и выражения категории оценки.

** ^ Но мы все знаем / что это должно быть подкреплено хорошим финансовым положением / а иначе // (Скучная работа за большие деньги или интересная работа за небольшие?).

** Другой положительной стороной ранней семейной жизни / это то / что дети будут иметь молодых и современных родителей / да / немаловажно // (Семья или карьера в 22?).
4. Уменьшение длины предложения (3%). Сочетание коротких и длинных предложений становится ярким эмотивным средством ПАР, увеличивая возможности экспрессивного синтаксиса устной речи. За счет уменьшения длины предложения говорящим создается быстрый темп описания действий на фоне предшествующих и последующих длинных «размеренных» высказываний. Такое синтаксическое и интонационное увеличение темпоритма на определенном участке речи притягивает внимание адресата, создает у него ощущение «выкристаллизованности» смысла раскрываемых аргументов.
** ^ Вы не связаны официально / а это все же как-то вот создает такую / более легкую атмосферу // Всю свою огромную энергию, вы направляете только на себя / и успех в таком случае придет намного быстрее, чем в случае, когда вы озабочены проблемами семьи и детей // Результаты будут заметны сразу // Появится много интересов // Они расширятся // Интересны вы // Интересно вам // Знакомых станет больше // И уже в этом кругу знакомых намного проще найти своего спутника жизни / потому что человек будет вам близок не только по каким-то личностным качествам / но также у вас будет общее дело // (Семья или карьера в 22 года?).
5. Доминантные стилистические средства эмотивности включают в себя анафорический и эпифорический повторы, риторический вопрос и метафору. Уместное использование риторических тропов и фигур усиливает воздействие аргументов в ПАР, делая ее образной и запоминающейся. Некоторые экспрессивные механизмы становятся основой структурных отношений аргументов на уровне микро- и макротекста, как, например, антитеза (отношение аргументов и контраргументов), градация (расположение аргументов по силе воздействия на адресата) и сравнение (использование аналогии в качестве аргумента).
Основной корпус элокутивных средств в УАДе составляют синтаксические фигуры, построенные на повторе. Итеративность на разных языковых уровнях является одним из основных средств выражения валентности, верификации и эмотивности аргументов в УАДе. Отдельно следует упомянуть об особенностях использования анафоры и эпифоры. Количество анафорических конструкций в три раза больше (8,9%), чем эпифорических (3%).

** Это не тот асфальт, по которому я хожу каждый день … // Это уверенность в завтрашнем дне, которая нужна каждому человеку / уверенность в том, что он может реализовать свои планы и перспективы // Уверенность в том / что у него есть возможность выразить себя // (Эмиграция и современное понимание патриотизма).

** Что же такое для меня Россия / или лучше спросить / для всех нас?// На самом деле, ответить на этот вопрос не так уж легко … // Прежде всего, Россия – Родина для всех нас / Один большой / красивый дом, где все знакомо, где все мило для всех нас // (Что такое для меня Россия?).

Второе место по частотности употребления стилистических средств в УАДе занимает риторический вопрос (8,5%). В то же время его выразительная функция в УАДе снижается на фоне употребления разных типов вопросов, которые образуют одно из основных средств диалогизации ПАР студентов: вопросно-ответный ход.

Из тропов самым частотным эмотивным средством является метафора, как правило, развернутая (4,7%). Чаще всего она выступает не просто как троп, украшающий речь, а как сильный эмоциональный аргумент, что объясняет ее позиционное расположение: в большинстве случаев она завершает выступление говорящего.

** Несомненно, наша страна больна // Но ведь от болезней есть лекарства // Может быть, стоит подумать о способе ее лечения и отложить подписание ее смертного приговора? // (Что такое для меня Россия?).

** В мире идет война / медийная война / когда людей убивают не столько физически / сколько морально / приучают к хамству и к бескультурью // А самое страшное на этой войне – небездействие // (Влияние кино и телевидения на молодое поколение).

В речах представлены и другие элокутивные средства, но количественное употребление тропов и фигур не превышает по отдельности 1-2%, что не позволяет нам считать их существенными характеристиками проявления эмотивности в УАДе, а, скорее всего, проявлением формирующегося индивидуального стиля говорящего, как, например, употребление такой редкой фигуры как хиазм в качестве афористической формулировки вывода всей речи (работа – это не все, но она вполне может это все обеспечить / cемья – это то, без чего вы сейчас можете обойтись, карьера – то, без чего обойтись вы не можете).

Малое использование других риторических тропов и фигур, кроме доминантных приемов повтора, риторического вопроса и метафоры, можно объяснить отсутствием ораторской практики у говорящих в УАДе. Опытный оратор использует средства выразительности, чтобы «разбавить» количество логических аргументов, сделать речь легче для восприятия и воздействия на аудиторию, в то время как начинающий ритор часто испытывает недостаток в количестве самих аргументов и больше озабочен тем, что еще сказать, а уже потом как.

Описанные в русском УАДе верификационные, валентные и эмотивные средства все вместе дают представление о сложной структуре убеждающей стратегии, компенсирующей недостаточное количество в риторической А. формально-логических связей между тезисом и аргументами. Привлеченные к исследованию УАДа речи студентов на английском языке позволили нам более контрастно выделить особенности проявления этой стратегии в ПАР на родном языке. Свойственная русскому менталитету категоричность аргументативных высказываний проявляется в большем наборе и количестве эмотивных средств, отражающих негативное отношение к описываемым предметам или явлениям. Верификационные средства русского УАДа более вариативны, скрывая в большинстве случаев отсутствие достаточного количества самих аргументов или их сомнительное «качество». В то время как в английском УАДе усиленная экспликация разного рода логико-смысловых отношений в рамках данного дискурса отражает большую когнитивную составляющую А. на иностранном языке.

Количественные данные исследования русского УАДа представлены в сводной таблице.


Таблица 2


^ Средства усиления убедительности в русском УАДе студентов


Средства

Уровни реализации


% от всех средств

Верификационные 100%



14,6

10,1

25,5

Дискурсивный

Тактика установления доверительных отношений

Тактика «подчеркивания истинности»

Тактика придания «наукообразности»


16,7


18,6

15

8,9

Лексико-грамматический

Отдельные слова из лексического поля «убеждение»

Разные виды повторов

Глаголы размышления (сомнения)

14,2




5,3

2

Синтаксический

Удлинение однородного ряда

Самоперебивы и самоуточнения

2,4

Валентные 100%




12,7

4,3

5,9

1,7

Дискурсивный

Топ «Предыдущее и последующее»

Топ «Противопоставление несходных вещей»

Клише «Человек может все»

Клише «Самостоятельность выбора каждого»

8,2


23,7

22

3,4

5,9

4,2

Лексико-грамматический

Метатекстовые операторы

Фатические операторы

Противительные союзы

Компенсация верификационными и эмотивными средствами

Дистантный повтор ключевых слов

19,7



16,2

Синтаксический

Вопросно-ответный ход

5,4


Эмотивные 100%



9,4

11,9

19,7

6,2

17,9

Лексико-грамматический

Разговорная и просторечная лексика

Аккумуляция оценочных прилагательных

Эмотивные повторы

Суффиксы со значением уменьшения и увеличения

Использование повторов отрицания

21,7


2,5

1,8

2,5

3

Синтаксический

Побудительные предложения

Скопление риторических вопросов

Смещение синтаксической перспективы высказывания

Уменьшение длины предложения

3,3



8,9-3

8,5

4,7

^ Доминантные стилистические средства

Анафорический и эпифорический повторы

Риторический вопрос

Метафора

8,4

В Заключении излагаются основные результаты исследования.

1. Описанные и классифицированные средства усиления убедительности являются главными средствами усиления убедительности УАДа студентов – его аргументативными скрепами, без которых логические недостатки риторической А. становятся особенно заметными для аудитории. Данные средства выступают как неотъемлемые универсальные компоненты ПАР студентов, образующие различные виды корреляции.

2. Специфика употребления верификационных, валентных и эмотивных средств в ряде случаев объясняет расположение аргументов относительно друга друга, их близость или дальность расположения от тезиса-ядра. В этом проявляется их структурообразующее воздействие на построение аргументативного каркаса речи.

3. Проявляясь на разных языковых уровнях от морфологического до дискурсивного, они отражают реализацию убеждающей стратегии в УАДе. Большую часть корпуса средств составляют лексико-грамматические (особенно разные виды повтора) и дискурсивные (тактики и смысловые модели). Исследование показало, что соотношение употребляемых верификационных, валентных и эмотивных средств пропорционально относительно друг друга. Этому в большей степени способствует сознательное использование студентами «иностилевых» средств и особенностей синтаксиса устной речи.

4. Анализ расшифрованных русских речей на фоне английских позволил убедиться в том, что использование данных средств является универсальным показателем сформированности аргументативной компетенции филолога-лингвиста. В то же время он наиболее рельефно показал проявление в А. взаимосвязи риторических возможностей используемого языка, его коммуникативных ценностных стереотипов и особенностей проявления через язык национального характера как базовых составляющих когнитивного аргументативного аппарата изучаемой языковой личности, что, кроме лингвистического интереса, представляет и методическую ценность, так как поможет в дальнейшем разработать более эффективные способы обучения студентов А. на русском и английском языках.


^ По теме диссертации опубликованы следующие работы:


Статьи в журналах, рекомендованных ВАК РФ:

1. Силаев П.В. Место определения в риторической схеме аргументации публичного выступления // Вестник Московского государственного областного университета. М: МГОУ, 2010. № 1. С. 138-141.


Статьи, опубликованные в других изданиях:

2. Силаев П.В. Дискурсивный аспект публичного выступления студентов языкового факультета // Проблемы современной лингводидактики: сб. науч. статей. Вып. 3. Смоленск: СГПУ, 2004. С. 81-86.

3. Силаев П.В. Риторический анализ публичных выступлений студентов языкового факультета // Риторика в свете современной лингвистики: тезисы докладов Четвертой межвузовской конференции. Смоленск: СГПУ, 2005. С. 91-93.

4. Силаев П.В. Риторический анализ публичных выступлений студентов языкового факультета // Риторика ↔ Лингвистика: сб. науч. статей. Вып. 6. Смоленск: СГПУ, 2005. С. 370-375.

5. Силаев П.В. Учебный аргументативный дискурс (на примере публичных выступлений студентов языкового факультета) // Проблемы современной лингводидактики: сб. науч. статей. Вып. 4. Смоленск: СмолГУ, 2005. С. 139-144.

6. Силаев П.В. Формирование аргументативной компетенции в учебном аргументативном дискурсе // Риторика и культура речи в современном обществе и образовании: сб. материалов X Международной конференции по риторике. М.: Флинта: Наука, 2006. С. 358-363.

7. Силаев П.В. Особая функция повтора в устных подготовленных студенческих выступлениях // Риторика и культура речи в современном информационном обществе: материалы докладов участников XI Международной научно-методической конференции (Ярославль, 29-31 января 2007г.). Ярославль: ЯГПУ, 2007, Т. II. С. 102-104.

8. Силаев П.В. Основные коммуникативные тактики учебного аргументативного дискурса // Риторика в свете современной лингвистики: тезисы докладов Пятой межвузовской конференции (4-5 июня 2007 г.). Смоленск: СмолГУ, 2007. С. 143-146.

9. Силаев П.В. Основные коммуникативные тактики учебного аргументативного дискурса // Риторика ↔ Лингвистика: сб. статей. Вып. 7. Т. II. Смоленск: СмолГУ, 2008. С. 182-190.

10. Силаев П.В. Ядерная структура аргументации в публичной подготовленной монологической речи // Scripta manent: сб. науч. работ студентов и аспирантов-филологов. Вып. XV. Смоленск: СмолГУ, 2008. С. 6-12.

11. Силаев П.В. Смысловая модель “определение” при обучении аргументации // Язык и культура. Научно-практическая конференция (27-28 ноября 2007г., Смоленск): сб. статей / Отв. ред. Н.А. Максимчук. Смоленск: СмолГУ, 2008. С. 115-120.

12. Силаев П.В. Средства верификации в русском и английском учебном аргументативном дискурсе // Риторика в свете современной лингвистики: тезисы докладов Шестой межвузовской конференции. Смоленск: СмолГУ, 2009. С. 91-93.

13. Силаев П.В. Средства верификации в русском и английском учебном аргументативном дискурсе // Риторика ↔ Лингвистика: сб. статей. Вып. 8. Смоленск: СмолГУ, 2009. С.182-190.

14. Силаев П.В. Реализация эмотивности на лексико-грамматическом уровне в учебном аргументативном дискурсе // Scripta manent: сб. науч. работ студентов и аспирантов-филологов. Вып. XVII. Смоленск: СмолГУ, 2010. С. 5-21.

suhie-rastvornie-smesi-modificirovannie-polimernimi-dobavkami-sekerina-n-v-kand-tehn-nauk-doc.html
suhoj-sush-dikij-dich-ehat-ezdit-prosit-proshu-krasit-krashu.html
suhomlinskij-v-a-rozhdenie-grazhdanina-stranica-15.html
suhoputnie-vojska-rukovodstvo-fizicheskoj-podgotovkoj-8-planirovanie-fizicheskoj-podgotovki-11-obespechenie-fizicheskoj.html
suhrab-sprashivaet-u-hadzhira-imena-i-primeti-predvoditelej-iranskogo-vojska-rodnik-zhemchuzhin-persidskotadzhikskaya-klassicheskaya-poeziya.html
sukcessionnie-processi-na-zalezhah-stepnoj-zoni-yuzhnogo-urala-03-02-01-botanika.html
  • laboratornaya.bystrickaya.ru/realii-parusnogo-flota-v-anglijskoj-literature-i-problemi-ih-perevoda-na-russkij-yazik.html
  • bukva.bystrickaya.ru/matrica-filosofiya.html
  • shpora.bystrickaya.ru/vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-gosduma-rf-monitoring-smi-11-iyunya-2008-g.html
  • desk.bystrickaya.ru/odinochnie-deeprichastiya-kak-podgotovitsya-k-sdache-ekzamenov-podgotovka-k-ekzamenu.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/informacionnoe-i-materialnoe-obespechenie-rabochaya-uchebnaya-programma-po-discipline-propedevtika-detskih-boleznej.html
  • credit.bystrickaya.ru/plan-uroka-vozduh-prirodnaya-smes-gazov.html
  • zanyatie.bystrickaya.ru/primenenie-fiziki-v-kriminalisticheskih-issledovaniyah.html
  • thescience.bystrickaya.ru/im-s-s-prokofeva-v-2012-2013-uchebnom-godu-i-zadachi-na-2013-2014-uchebnij-god.html
  • shkola.bystrickaya.ru/svedeniya-o-razmere-i-ob-istochnikah-dohodov-imushestve-prinadlezhashem-kandidatam-na-prave-sobstvennosti-o-vkladah-v-bankah-cennih-bumagah-stranica-9.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/poyasnitelnaya-zapiska-rabochaya-programma-po-vseobshej-istorii-7-b-klassa-sostavlena-na-osnove-federalnogo-gosudarstvennogo-obrazovatelnogo-standarta-osnovnogo-obshego-obrazovaniya-utv-prikazom-minobrnauki-rf-ot-17.html
  • abstract.bystrickaya.ru/30-03-2003sociologicheskie-issledovaniya-stranica-3.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dokument-konferencii-pecr-ep-1-panevropejskaya-konferenciya-faovoz-po-bezopasnosti-i-kachestvu-pishevih-produktov.html
  • klass.bystrickaya.ru/akpp-polzovanie-obsluzhivanie-diagnostika-chast-2.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-tipologiya-landshaftov-zhilih-rajonov.html
  • report.bystrickaya.ru/jelderge-atisti-kemstushlkt-barli-nisanin-zhoyu-turali-konvenciya.html
  • assessments.bystrickaya.ru/ereckaya-e-a-timoshenko-t-e-russkij-yazik-kultura-rechi-uchebnoe-posobie-vnutrivuzovskij-sbornik-1212.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/verhovnij-sud-rossijskoj-federacii-opredelenie-ot-20-maya-2008-g-n-kas08-187.html
  • doklad.bystrickaya.ru/volni-eliota-teoriya-etnogineza-lva-gumileva-chast-2.html
  • textbook.bystrickaya.ru/kapitel-16-6-fevralya-sreda-okolo-poludnya-moskva-trubnikovskij-pereulok-30-orehovij-bulvar-14-korpus-1.html
  • ekzamen.bystrickaya.ru/rpc-predlozhit-medvedevu-svoe-videnie-nuzhno-li-miloserdie-segodnya-mnogokratnoe-da-otobrat-ego-znachit-lishit.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vii-molodezhnaya-politika-v-rossii-b-a-chernichenko-zamestitel-glavi.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zhizn-posle-zhizni-devyat-prakticheskih-metodov.html
  • reading.bystrickaya.ru/l-n-gumilev-istoricheskie-trudi-stranica-22.html
  • essay.bystrickaya.ru/elektrotehnika-elektronika-i-avtomatika-stranica-4.html
  • bystrickaya.ru/vidatn-ukransk-vchen-mediki-amosov-flatov-strazhesko.html
  • crib.bystrickaya.ru/kevbrina-olga-borisovna.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pervie-stranici-devid-rendall.html
  • prepodavatel.bystrickaya.ru/tema-3-proceduri-razmesheniya-gosudarstvennih-i-municipalnih-zakazov-programma-disciplini-upravlenie-gosudarstvennimi.html
  • holiday.bystrickaya.ru/ocenka-effektivnosti-deyatelnosti-rukovoditelej.html
  • literature.bystrickaya.ru/belorusskij-gosudarstvennij-medicinskij-universitet.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-fizika-atoma-i-atomnogo-yadra.html
  • abstract.bystrickaya.ru/301-ilang-ilangovoe-maslo-efirnie-masla-dlya-parfyumerii-i-aromaterapii.html
  • znanie.bystrickaya.ru/analiz-raboti-mo-uchitelej-istorii-i-kubanovedeniya-v-2009-2010-uchebnom-god.html
  • learn.bystrickaya.ru/glava-21-solnechnij-udar-ili-mest-moya-sladka.html
  • occupation.bystrickaya.ru/o-pravoslavii-na-belarusi-chast-2.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.